Торговый золотой слиток 1924 года из коллекции Вилли Фукса, Sotheby's, Лондон, октябрь 1996 года, лот 1120.
Торговый золотой слиток 1924 года из коллекции Вилли Фукса, Sotheby's, Лондон, октябрь 1996 года, лот 1120.
Игорь Кириенков |

Иосиф Сталин и философский камень

5 фактов из книги про цену советской индустриализации

На что большевики потратили царскую казну? Кто помог создать золотодобывающую промышленность СССР? И каким образом ОГПУ изъяло валюту у советских граждан? Выбрали несколько запоминающихся сюжетов из книги историка Елены Осокиной, попавшей в финал премии «Просветитель».

Бюджет Российской империи и Советской России

По подсчетам ученых, при Николае II в российской казне было около 1,7 млрд рублей. После Февральской революции часть этих денег ушла на оплату военных кредитов. В свою очередь,

«часть золота, которое при угрозе немецкого наступления вывезли из столицы на Волгу, была потрачена, расхищена и потеряна в перипетиях Гражданской войны, побывав и в руках большевиков, и у антисоветских правительств — Комитета членов Учредительного соб­рания (также известного как Комуч или Самарская учредилка), Уфимской директории и верховного правителя адмирала Колчака».

В итоге у советского правительства осталось более миллиарда довоенных рублей — цифра по тем меркам довольно впечатляющая.

Первые траты нового государства

Прежде всего, нужно было заплатить Германии по итогам Брест-Литовского договора, позволившего России выйти из Первой мировой. Потом — молодым прибалтийским республикам, Польше, которую не удалось захватить в 1920-м, и Турции — просто чтобы помочь светскому режиму Ататюрка. Также

«значительные суммы были потрачены на поддержку мирового коммунистического движения в надежде на скорый приход мировой революции. Кроме того, находившаяся в разрухе голодавшая страна платила золотом за импорт продовольствия и товаров».

Свернув во второй половине 1920-х годов новую экономическую политику, СССР нацелилось на проведение индустриализации — радикального обновления материально-технической базы первого в истории социалистического государства. Основная тяжесть этой задачи была возложена на деревню, которая должна была поставлять зерно на экспорт — ценой страшных лишений и голода.

Возвращение золота

Индустриализация также было тесно завязана на валюте — и золоте: именно на них закупалось необходимое оборудование; эти деньги тратили на зарплаты иностранным экспертам. Елена Осокина сравнивает работу советского правительства с поисками средневековых алхимиков, пытавшихся создать философский камень. Но если Николя Фламель (якобы) научился превращать неблагородные металлы в золото, то Сталин (совершенно точно) действовал противоположным образом.

Золотодобывающая промышленность начала возрождаться в эпоху нэпа, но темпы были слишком низкими — особенно в сравнении с довоенными показателями. В 1927 году была создана организация «Союззолото», а ее председатель — старый большевик и соратник Ленина Александр Серебровский — отправился в Америку, чтобы перенимать опыт местных предпринимателей.

«Серебровского интересовали не только машины и финансовые системы — он приглашал специалистов на работу в СССР. Среди них оказался Джон Литтлпейдж, начальник одного из золотых приисков Аляски. На протяжении десяти лет он помогал советской власти добывать золото, о чем написал книгу. Напряжение американской поездки закончилось для Серебровского больницей».

Литтлпейдж, которого здесь по-свойски называли Иван Эдуардович, покинул СССР с началом репрессий в 1937 году. Серебровского, только оправившегося от гнойного плеврита, расстреляли 9 февраля 1938 года; его жена Евгения провела в тюрьме 18 лет.

Сравнительно честные способы отъема денег

Политбюро поручило курировать валютные вопросы службе госбезопасности — ОГПУ. Было создано Всесоюзное общество «Кредитбюро»: под его эгидой у советских граждан забирали полисы иностранных обществ и бумаги, которые позволяли претендовать на наследство за границей.

«В случае удовлетворения иска государство забирало четверть выигранной валютной суммы. «Кредитбюро» оказывало содействие и тем гражданам, которые хотели снять валюту со своих счетов в иностранных банках, видимо тоже с потерей значительной части в пользу государства».

В ход шли и прямые репрессии. В папках Политбюро за 1930-1932 гг. можно найти распоряжения в духе «Обязать ОГПУ в семидневный срок достать 2 млн рублей валюты». Сотрудники управления конфисковывали ценности у граждан, включая предметы домашнего обихода. Эти карательные акции обыграны в «Мастере и Маргарите» в сцене сна управдома Босого: конферансье призывает пришедших в театр зрителей «жить тихо и мирно, без всяких неприятностей, сдав валюту».

Торговля шедеврами

Еще одним источником дохода стал экспорт картин и антиквариата. Советская власть искала лучшее предложение на рынке: известный арт-дилер Джозеф Дювин предложил за 40 картин из Эрмитажа 5 млн долларов — и получил отказ. Министр финансов США Эндрю Меллон оказался не таким жадным и в начале 1930-х купил 21 произведение Рафаэля, Боттичелли, Рембрандта, Тициана и других великих мастеров за 7 млн. Как писал его биограф, «Меллон снял сливки с коллекции Эрмитажа, которая в то время не имела себе равных».

В итоге картины стали основой собрания Национальной галереи искусств в Вашингтоне. Автор книги уверена:

«Если бы в момент острейшего валютного кризиса в СССР Меллон предложил советскому руководству больше денег, то он смог бы купить ВСЕ главные шедевры Эрмитажа».

Полный текст «Алхимии советской индустриализации» и другие книги, которые выдвинули на премию «Просветитель», читайте на Букмейте

Поделиться:

facebook twitter vkontakte