18+
Иллюстрации к роману Наталии Осояну «Невеста Ветра», художник Максим Никифоров. Источник: фан-группа писательницы ВКонтакте
Иллюстрации к роману Наталии Осояну «Невеста Ветра», художник Максим Никифоров. Источник: фан-группа писательницы ВКонтакте
Василий Владимирский |

Больше, чем «Властелин колец». Зачем читать фантастическую трилогию «Дети Великого шторма» Наталии Осояну

Живые корабли, пиратские сокровища, конец света и «принцип айсберга» Хемингуэя

В издательстве АСТ вышел «Белый фрегат» — заключительный роман трилогии «Дети Великого шторма» писательницы и переводчицы Наталии Осояну. О том, почему этот цикл резко выделяется из всей отечественной фантастики и чем он важен для нашей жанровой литературы, рассказывает книжный обозреватель Василий Владимирский.

Тот, кто имеет привычку заглядывать в выходные данные переводных романов, наверняка знает Наталию Осояну. С 2014 года она перевела на русский уйму знаковых фантастических книг: «Сказки сироты» и «Сияние» Кэтрин Валенте, «лунную трилогию» Йена Макдональда, романы Роберта Беннетта и Джосайи Бэнкрофта, космооперы Питера Гамильтона и Аластера Рейнольдса, скандальную трилогию Ричарда Моргана «Страна, достойная своих героев», сюрреалистические «Последние дни Нового Парижа» Чайны Мьевиля. Но карьера писательницы Осояну началась гораздо раньше. Ее первые рассказы появились еще в 2003–2004 годах, а в 2007-м вышел дебютный роман «Невеста ветра», открывший цикл «Дети Великого шторма». Однако для того, чтобы завершить эту масштабную историю, автору и издателям понадобилось без малого 13 лет.

Наталия Осояну. Фото со страницы писательницы в Facebook
Наталия Осояну. Фото со страницы писательницы в Facebook

«Дети Великого шторма» — трилогия с плотной литературной подкладкой. Наталия Осояну не злоупотребляет постмодернистскими играми с раскавыченными цитатами и прямыми отсылками, но в ее книгах то и дело натыкаешься на аллюзии и референсы. Пиратская и морская романтика в ассортименте: от «Острова сокровищ» и «Одиссеи капитана Блада» до «Моби Дика» и повестей Александра Грина о Зурбагане. Японская манга, включая «One Piece» и «Пиратов „Черной лагуны“». «Одиссея» Гомера и древнегреческие мифы в разных интерпретациях. Научная фантастика и фэнтези, прежде всего цикл Робин Хобб о живых кораблях. Если немного расширить круг аналогий, можно увидеть некоторое сходство даже с «Князем Света» Роджера Желязны — минус индуистская мифология, минус буддистская философия, плюс собственный оригинальный сеттинг и мощная любовно-романтическая линия. Не факт, что писательница и в самом деле ориентировалась именно на эти тексты, но невольных параллелей не избежать.

Когда-то давным-давно на землю спустились магусы, пришельцы со звезд. Ну как на землю — на планету, почти целиком покрытую океаном, усеянную десятками архипелагов и тысячами островов. Внешне магусы мало отличались от обычных людей, исконных обитателей этого мира, но жили значительно дольше и обладали сверхчеловеческими умениями: одни читали мысли, другие управляли огненной стихией, третьи в мельчайших подробностях запоминали все, что увидели и прочитали с момента инициации. С забытой прародины они привезли свои технологии, свои тайны и своих богов — и сами стали полубогами, огнем и мечом создали могущественную империю. Сохранить связность огромной державы помогли живые корабли, рассекающие воды вопреки всем штормам и назло многочисленным морским тварям.

Иллюстрация к роману «Невеста ветра», художник Максим Никифоров
Иллюстрация к роману «Невеста ветра», художник Максим Никифоров

С тех пор минуло три тысячелетия, и мир вновь стоит на распутье — решить, по какому пути он двинется дальше, как раз и предстоит героям Наталии Осояну. «Дети Великого шторма» начинаются как легкомысленная история о поиске затерянного сокровища, а завершаются на апокалиптической ноте: армады сшибаются в бою, чудовища выходят из моря, сын идет войной на отца.

Первая книга трилогии переполнена морской романтикой, запахом соленых брызг и гудением ветра в парусах. Живой фрегат «Невеста ветра» удачливого и загадочного пиратского капитана Кристобаля Крейна несется по волнам, на борт поднимается молодая целительница, приключения ждут и манят. Во втором томе становится тесно от флешбэков, автор погружается в прошлое своих героев то на пару дней, то на несколько десятилетий. Тьма сгущается над императорским дворцом, безумный правитель готовит окончательное решение проблемы магусов, не проявивших должной лояльности. В заключительной части клубится вихрь мыслеобразов, беззвучные диалоги с разумными кораблями растягиваются на десятки страниц. Надвигается буря, вскрываются постыдные тайны тысячелетней давности, рушатся древние запреты, а романтическая история подходит к закономерной развязке.

«Любое, даже самое сложное плетение можно распутать — и тогда оно превращается в веревку, простую и понятную», — говорит один из героев Осояну. О чем он умалчивает — так это о том, что при должной сноровке из любой веревки можно связать макраме, которое станет настоящим произведением искусства.

«Дети Великого шторма» любопытно построены именно с точки зрения композиции: трилогия состоит из длинной цепочки персональных квестов, перед закрытием одной сюжетной арки автор открывает другую, третью, четвертую. Фабула стянута в такие сложные и тугие узлы, что о них можно обломать пальцы: нить повествования переходит от одного рассказчика к другому, колоритные герои появляются, занимают центральное место в истории, а потом отходят на второй план или вовсе исчезают с горизонта событий.

Иллюстрация к роману «Невеста ветра», художник Максим Никифоров
Иллюстрация к роману «Невеста ветра», художник Максим Никифоров

Хаген, оборотень-пересмешник, идеальный шпион, талантливый вор, мастер яда и ударов исподтишка. Умберто, первый помощник капитана, убийца, каторжник, прирожденный авантюрист, жестоко страдающий от неразделенного чувства. Сандер, обычный матрос, десятилетиями скрывавший от товарищей по команде два удивительных таланта и один порок. Айлантри, магус из клана воронов, серый незаметный клерк, в критический момент готовый в буквальном смысле броситься на амбразуру. И так далее — каждый из них мог бы стать главным героем другого романа, но тогда эпопея растянулась бы на полсотни томов.

Кроме того, мир «Детей…» населяют негуманоиды-мерры, коренные жители планеты-океана, построившие свою цивилизацию задолго до появления магусов; «очарованные морем», полубезумные отшельники с набором экзотических сверхспособностей; дикари с отдаленных островов; участники альянсов, избежавших пристального внимания империи; и бессчетное множество других персонажей со своими непростыми историями и сокровенными тайнами.

Иллюстрация к роману «Невеста ветра», художник Максим Никифоров
Иллюстрация к роману «Невеста ветра», художник Максим Никифоров

Наталия Осояну счастливо избегает соблазна все объяснить: этот мир гораздо сложнее, обильнее и неоднозначнее того фрагмента, который показывает нам писательница. Знаменитый хемингуэевский «принцип айсберга» в действии: из темных вод поднимается только самая верхушка ледяной горы, об остальном читателям остается лишь догадываться. Не самый традиционный подход к жанру, и кого-то такая недосказанность даже разочарует, но она определенно добавляет сюжету убедительности, чем редко может похвастаться постсоветская авантюрно-приключенческая фантастика.

Впрочем, есть у этой избыточности и оборотная сторона. Ключевых персонажей в трилогии так много, взаимоотношения между ними настолько запутанны, что читать «Детей Великого шторма» лучше сразу, залпом, как один роман в трех книгах, превышающий объемом «Властелина колец». Так что придется выделить пару дней (или недель) и погрузиться во вселенную Наталии Осояну с головой — если не хотите потом мучительно морщить лоб и ломать голову над сакраментальным вопросом «Кто все эти люди?!».

Трилогия Наталии Осояну «Дети Великого шторма» на Букмейте

Поделиться:

facebook twitter vkontakte