Обложка книги Полины Аронсон «Любовь: сделай сам. Как мы стали менеджерами своих чувств»
Обложка книги Полины Аронсон «Любовь: сделай сам. Как мы стали менеджерами своих чувств»
Федор Вяземский |

Возможна ли сейчас такая любовь, как у героев Пушкина и Толстого. И до чего довел Tinder

Что мы узнали из книги Полины Аронсон «Любовь: сделай сам»

Вышедшую в издательстве Individuum книгу журналистки и социолога Полины Аронсон нельзя отнести к селф-хелп-литературе. «Любовь: сделай сам. Как мы стали менеджерами своих чувств» — не терапия, а разоблачение. Рассказываем об этом исследовании — не всегда приятном, но правдивом. 

Книга «Любовь: сделай сам» — это журналистское расследование, которое базируется на социологии: исследования проводила и сама Аронсон, и многие ее коллеги, изучающие тему отношений в современном обществе.

Любовь, которую мы в большинстве случаев понимаем очень абстрактно, в ходе социологического анализа превращается в объект лабораторного исследования. Главный вопрос, на который пытается ответить Аронсон: «Как осознается это чувство сегодня и что с этим не так?»

«Любовь плохо заканчивается. От нее остается в шкафу свадебное платье с неотрезанной биркой, долги от перелетов на другие континенты, боль в грудной клетке. Вляпаешься — потом костей не соберешь».

В эпоху глобализации и цифровой реальности, в которой можно искать себе пару на другом конце Земли, страны приходят к общей терминологии в вопросах любви — например, открытые отношения, созависимые отношения, статус соло. На разных языках люди понимают, о чем речь.

Но восприятие романтических отношений в постсоветском пространстве имеет свои особенности. Аронсон пишет про нашу общую (постсоветскую) культурную базу, в которой романами воспитания были книги Пушкина и Толстого: любовь там понималась как мощное, непостижимое и неподвластное контролю чувство, поставленное в один ряд с жертвенностью, самоотдачей и разрушительными эмоциями.

«Классическая русская литература, в момент моего взросления остававшаяся основным источником представлений о любви, напротив, предлагала считать любовь природным катаклизмом, которому нужно подчиниться, даже если это разрушительно для удобства, здоровья и самой жизни. Другими словами, я воспитывалась в режиме судьбы».

Приобщившись к западной культуре и начитавшись подростковых журналов, где слово «любовь» поменялось на «секс» и «отношения», молодежь влилась в глобальный тренд: охранять свои личные границы, уходить от токсичных отношений и активно взращивать любовь к себе — сообщает нам Аронсон, ссылаясь на множество исследований в области психологии отношений. 

«Надежная дистанция, похоже, в приоритете по отношению к совместному времяпрепровождению — рассказы о том, что такое „удобные“ отношения, начинаются именно с декларации границ»

Действительно, сейчас мы отовсюду слышим призыв к психотерапии, как одному из самых эффективных способов гармонизации отношений — с собой, с другими, с миром в целом. Каждый из нас пытается пережить коллективную травму прошлого, в котором не было «меня» и «тебя», но было «мы». 

Если наши родители так и не смогли прийти к гармонии и порядку, то это приходится делать следующему поколению. Все, что с нами происходит, мы научились укладывать в стройную схему, где любой эмоции и любому порыву отведено свое место. Аронсон выносит этому спасительному для многих инструменту самопомощи суровый вердикт и приравнивает к массовому помешательству: 

«Психологический человек — это технократ, убежденный в том, что применение правильных средств в правильное время может распутать темную природу наших эмоций».

Попытки «построить» любовь в виртуальной реальности тоже обречены на провал. Одиночество как никогда одолевает людей в эпоху популярности дейтинговых приложений. Миллионы мэтчей обнажают неспособность современного человека проявлять эмпатию и отдаваться сильным чувствам. Кажется, что нашей симпатией управляют алгоритмы Tinder

Зато одиночество люди научились обращать себе во благо. Аронсон рассказывает о мощном движении «отношений с собой», но как будто не видит в этом целительной силы, продолжая критиковать нынешнее положение вещей.

«Для одиноких женщин, особенно столкнувшихся с насилием, брак с собой может показаться серебряной пулей, защитой от всех проблем. Но избавиться от ощущения, что это суррогат, все-таки невозможно».

Вглядываясь в будущее, Аронсон призывает не бояться ни хаоса любви, ни своих эмоций, а главное, честно признаться себе, что мы нужны друг другу.

Что почитать и послушать о современной любви

картинка банера
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
Попробовать

Читайте также:

Фрагмент постера сериала «Половое воспитание». Источник: imdb.com Истории От подростковой беременности до домогательств в метро. Истории девушек о травмирующем опыте Сексуальное просвещение в России: нужно ли оно и причем здесь сериал «Половое воспитание» Миниатюра Адама Бака «Серена», 1799. Источник: Центр искусств Дэвисона, США Интервью Исследование: кто сегодня читает эротическую литературу и зачем А также как работает «мамкино порно» и что увлекает читательниц «Пятидесяти оттенков серого» Фрагмент картины Жана-Оноре Фрагонара «Выигранный поцелуй» (ок. 1760) с обложки книги «Оргазм, или Любовные утехи на Западе» Книги Запрет мастурбации, экономия спермы и никаких объятий: 10 фактов из истории секса Что мы узнали из книги «Оргазм, или Любовные утехи на Западе» Фото: Fleur Brebels / unsplash.com Книги Фантастика, триллеры и детективы: 10 книг с ЛГБТ-персонажами Школьницы-лесбиянки, асексуалка в Японии, интерсекс в космосе и другие герои Фото: Steve Prue Интервью Стоя: «Люди думают, что порно — это всегда про сексизм. Просто они не смотрели экспериментальное порно» Глупые вопросы актрисе фильмов для взрослых Обложка книги Си Ди Си Рива «Хаос любви» Книги Секс Ромео с Джульеттой, этика пенисов и «правильность» лесбиянок. Что мы узнали из книги «Хаос любви» Парадоксы чувств — от Бога до БДСМ