18+
Обложки синглов: «Крыса над головой», «Нельзя плакать и кричать», «Конец эпохи туризма?», «Утверждение порно», «„Ливерпуль“ — чемпион»
Обложки синглов: «Крыса над головой», «Нельзя плакать и кричать», «Конец эпохи туризма?», «Утверждение порно», «„Ливерпуль“ — чемпион»
Мика Голубовский |

Туризм после коронавируса, порнограмотность и замороженные еноты: синглы Букмейта

5 коротких текстов о важных мировых проблемах

Каждую неделю на Букмейте выходят синглы — это переводы значимых текстов из иностранных медиа, которые читаются как небольшие книги. По нашей просьбе главный редактор Bookmate Originals Мика Голубовский рекомендует пять новых и особенно важных синглов — про теракт в Буденновске, Английскую Премьер-лигу, будущее туризма, животных в городе и влияние порно на умы подростков.

«Крыса над головой»

Животные очень хорошо приспосабливаются к тому, как люди меняют окружающий мир: лучше переваривают сладкую пищу, учатся коммуницировать через шум транспорта, даже регулируют свой уровень тревожности. Корреспондент Wired Брендан Кернер поговорил с несколькими биологами, которые изучают городскую фауну и считают, что людям есть чему поучиться у зверей, — это может быть полезно для адаптации к глобальному потеплению.

Когда мы подъезжаем к расположившейся на холме полевой лаборатории, Карлен резко бьет по тормозам, останавливается и оборачивается назад — на дороге лежит раздавленное животное. «Наверное, стоит вернуться и подобрать его, для Кристин, — говорит она. — Какой из меня друг, если я не могу подобрать мертвого енота для своей лучшей подруги?» Она имеет в виду Кристин Уинчел, 35-летнюю аспирантку Университета Вашингтона в Сент-Луисе, одну из главных звезд в области городской эволюции. Всякий раз, когда Карлен находит потенциально полезное погибшее животное, она подбирает его и замораживает, чтобы Уинчел потом могла изучить его геном. (Впрочем, та «мусорная панда» оказалась неудачным экземпляром, так что она оставила ее).

«Конец эпохи туризма?»

Сокрушительный удар, который коронавирус нанес по туристической отрасли, поставил целые страны на грань выживания. Но для многих регионов прекратившийся поток туристов стал долгожданной передышкой, возможностью восстановиться и переосмыслить свою экономическую и экологическую политику. Корреспондент The Guardian Кристофер де Биллег выяснил, как отсутствие туризма повлияло на Венецию и Сванетию, Кению и Индонезию.

В марте 2019 года, после того, как контрабандисты украли более 40 варанов из индонезийского парка Комодо, администрация объявила, что остров, на котором проживает около 1700 гигантских ящериц, полностью закроется на весь 2020 год, чтобы вараны, олени, которыми они питаются, и природа в целом могли восстановиться. Но попытки губернатора защитить основную достопримечательность региона не встретили понимания у местных жителей, и план был свернут. Вирусу удалось то, что не получилось у губернатора. Вход в Национальный парк Комодо запретили всем, кроме рыбаков, которые живут на его территории. Вараны питаются дичью и рыбой, которые вернулись в эти перегруженные туристами воды в невероятных количествах.

«Утверждение порно»

Что такое курсы порнограмотности? Ответ на этот вопрос привел корреспондентку The New York Times Мэгги Джонс к долгому исследованию того, как порнография влияет на современных подростков и на их представления о сексе, насилии и власти.

За этот год я пообщалась с десятками подростков. Многие говорили, что порно и обычные медиа уже практически превратили анальный и вообще жесткий секс в нормальное явление — от ТВ-шоу «Гриффины» (с отсылками к удушению и анальному сексу) до песни Ники Минаж Truffle Butter (с очевидной аллюзией на вагинальный секс, следующий за анальным) и текстов Рианны (в S&M: Sticks and stones may break my bones, but chains and whips excite me — «Палки и камни ломают мне кости, а хлыст с цепями меня возбуждает»). Дрю считает, что девушки хотят подчиняться, не только почитав «Пятьдесят оттенков серого», но и посмотрев кино «Мистер и миссис Смит» с Брэдом Питтом и Анджелиной Джоли: «Она на столе, он ее трахает. Вот и все, что я видел, пока рос».

«„Ливерпуль“ — чемпион»

В этом году футбольный клуб «Ливерпуль» поставил рекорд Английской Премьер-лиги — чтобы выиграть чемпионат, ему потребовался всего 31 тур. А в прошлом году он победил в Лиге чемпионов. Главная причина успеха — мощнейшая аналитическая команда, которая помогает клубу искать новых игроков и выбирать стратегии для матчей. Корреспондент The New York Times Брюс Шенфельд выяснил, как она работает.

Важнейшая обязанность Грэма — помочь клубу с решением, каких игроков покупать. Для этого он подставляет их статистику в свои формулы. Смотреть игры для оценки ни к чему. «Я не люблю видео, поскольку оно делает тебя пристрастным. — Грэму хочется, чтобы клуб побеждал, но также хочется оказаться правым. — Мы обсуждаем сравнительные достоинства всех игроков. Если я их рекомендую, а они плохо играют, я отношусь к этому как к личному оскорблению». Наби Кейта — находка Грэма. Пять лет назад уроженец Гвинеи играл в австрийском «Ред Булле», и Грэм обратил внимание на его статистику: он никогда не видел ничего подобного. В то время Наби играл опорного полузащитника, располагаясь непосредственно перед обороной. Случается, что такие полузащитники эпизодически играют в универсальной роли и сдвигаются ближе к атаке, и Кейта это умел. Практически не бывает, чтобы им удавалась роль сугубо атакующего плана, — но Кейта умел и это тоже.

«Нельзя плакать и кричать»

К 25-летию теракта в Буденновске журналистка Екатерина Голенкова написала текст о том, как он начинался — и о том, как он влияет на жизнь города сейчас. Это был первый крупный теракт в истории России — и первый раз, когда власть разговаривала с террористами и отпустила их живыми в обмен на жизни заложников. Текст Голенковой — часть ее будущей книги о Буденновске, которая выйдет в Bookmate Originals осенью.

«Мы ездили в центральную районную больницу за медикаментами. Получили накануне новую машину “скорой помощи” в участковую больницу, и она была недооснащена. Еще когда заезжали в город, услышали стрельбу. Мы считали, ну, какие-то разборки, может, цыгане, может там мало ли кто. Потом бежит мальчишка наперерез, грязный-грязный! Останавливает машину и говорит: “Там папку убили”». Когда боевики шли по городу и собирали заложников, они стреляли во все стороны, тем самым привлекая внимание и устрашая людей. Семья мальчика услышала выстрелы и спряталась в грядках с картошкой. Отец накрыл собой младшую дочь и случайно придавил ее. Она расплакалась, он приподнялся, и в этот момент в него попала пуля. «Говорят, что пуля со смещенным центром тяжести, он умер мгновенно, посинел сразу». После этого мать берет детей и идет в больницу. Именно там мальчик и Ирина снова встретятся.

Поделиться:

facebook twitter vkontakte