Бэлла Волкова |

Как бывшая содержанка стала жертвой кровавого убийства

Разбираемся в драме, которая развернулась в Санкт-Петербурге

Невский районный суд вынес приговор мужчине, зарезавшему свою любовницу. История, которая выглядела довольно прозрачной, на поверку оказалась весьма запутанной. Корреспондентка Bookmate Journal Бэлла Волкова выяснила, что же на самом деле случилось в самом литературном городе России.

«Эта женщина»

— Да что о ней говорить? — раздражается А. — Эта женщина — помешанная. Окрутила Л., он же доверчивый как ребенок.

А. немножко думает и поправляется: «Был доверчивый». Л. жив, но лежит в психиатрической больнице; прогнозы врачей — плохие. В больнице находится и другой участник этой истории — П.: он признан невменяемым и отправлен на принудительное лечение за убийство. Он зарезал «эту женщину». Красотку Н.

История эта странная, и в кратком пересказе сумасшедшими здесь кажутся все.

Н. было 25, она была содержанкой бизнесмена из списка Forbes вдвое старше нее. П. — 27: он был весьма обеспечен, а вдобавок горяч и нахален. Он увидел ее на улице, тут же влюбился и еще до знакомства прислал ей сережки с бриллиантами. А потом сам же познакомил с ней Л.

Л. тоже молод, он из богатой семьи и долго жил за границей. Все называют его чудаковатым: на вечеринках заводил серьезные разговоры, легко рассказывал о своих психических расстройствах и вообще был «не такой, как все». Увидев Н., он тут же сделал ей предложение и сказал, что умрет за нее.

— Что же это за женщина такая, что, едва увидев, все звали ее замуж? — спрашиваю я. — Что в ней было такого?

— Да ничего! — вспыхивает А. — Она самовлюбленная до сумасшествия!

А. всего 20, она типичная «девочка из хорошей семьи». Красивая, учится в престижном вузе и читает правильные книжки. Ее отец богат настолько, чтобы регулярно возить семью на острова, но не настолько, чтобы делать это на собственном самолете. Л. — очень дальний родственник ее мамы: приехав в Питер, он стал часто у них бывать. Они с А. играли в настольные игры, читали вслух Марка Твена, и он часто приносил ей букеты ромашек.

— Если бы не эта женщина, — поджимает губы ее мать, — они были бы вместе. Вот зачем ей это было нужно?

— Но ведь это же с ней неспроста? — аккуратно спрашиваю я. — Ее, наверное, травмировало детство?

И А. вдруг взрывается:

— Да и вы туда же, Л. тоже так говорил! Какая травма? Она свои «травмы» лелеяла! Ей нравилось, что она «особенная»! Я ей тогда так и сказала…

«А если было, то она сама хотела»

— А я тут при чем? — удивляется А. И., гражданин 55 лет в часах Omega, у которого с личными самолетами полный порядок. — Мы с Н. расстались, я ей советовал выйти замуж за знакомого, обещал помочь деньгами. Не жениться же мне было на ней. Я и так много для нее сделал!

Что для нее, а вернее, с ней сделал А. И., в его кругу знают многие. Но или молчат, отводят глаза, или рассказывают при условии их не выдавать.

Отец Н. работал в одной из компаний А. И. Когда ей было семь, он с женой разбился в автокатастрофе. Девочка попала бы в детдом, но А. И. решил помочь: предложил ее одинокой тетке, живущей в провинции, взять Н. под опеку — за полное финансовое обеспечение. Говорят, заглядываться на Н. он стал, когда ей исполнилось 12. Когда стал не только заглядываться, никто не рассказывает. И вообще говорить об этом не хотят.

— Да как вы можете, он приличный человек! — кричит директор школы. — Он нам школу отремонтировал, компьютеры купил, организовал поддержку для учителей!

— Не было ничего! А если было, то она сама хотела: вы бы ее видели! — добавляет бывшая классная руководительница.

— Да весь город об этом знал, включая учителей, — фыркает на это одноклассница. — Иначе зачем такому человеку регулярно приезжать в провинцию?

Весь город знал, что петербургский бизнесмен, вероятнее всего, спит с несовершеннолетней школьницей. Никто не предложил ей помощи. Эпоха #янебоюсьсказать тогда еще не наступила, а компьютеры в школе нужны всегда.

Почему молчат сейчас, в общем, понятно. А. И. утверждает, что да, было, но возраста согласия он дождался и все было добровольно. Н. умерла, доказать и проверить уже ничего нельзя. Подпасть под статью о клевете никто не хочет. Единственный свидетель, который мог что-то видеть, — тетка Н. Недавно она переехала в новую роскошную квартиру и съездила в отпуск в Италию. На чьи деньги, в общем, и не скрывает. Говорит: «А чем мне возмущаться? Н. была всем довольна!»

«Она может сделать что угодно»

Когда Н. исполнилось 20, А. И. про нее уже почти забыл, но продолжал содержать. Однажды она прочла в Tatler, что у него появилась невеста. «Кричала, что не позволит ему вступить в брак, потому что ей так хочется, а значит, так должно быть, — усмехается ее тетка. — Что за бред!» «Она очень злая была, — говорит ее одноклассница. — Ее языка все учителя боялись — что угодно могла сказать». Н. поехала в Петербург и заявила А. И., что всегда презирала его, но жениться ему не даст, потому что «хочет над ним посмеяться».

«Чем она могла вам угрожать? — спрашиваю я. — Пять лет назад этим даже репутацию было не испортить». Но А. И. вдруг очень серьезно признается, что испугался: «Я видел, что ей на себя настолько наплевать, что она может сделать что угодно, хоть убить меня, хоть опозорить публично». Он перевез ее в Петербург, купил ей квартиру и устроил в вуз. Но даже несколько лет спустя все еще не решался жениться.

Наконец А. И. договорился со своим сотрудником, что тот станет мужем Н. За хорошую сумму на счету и карьерный рост, конечно. И все вроде бы сладилось — на вечеринке в честь дня рождения девушки должна была состояться помолвка.

И тут Н. пошла вразнос.

«Да не хотела она за меня замуж, — говорит ее несостоявшийся жених. — Унизить она нас хотела всех».

Она устроила сцену: кричала, хохотала, обвиняла А. И. Она позвала на вечеринку П., потребовала от него принести какую-то гигантскую сумму наличными и решила их сжечь, чтобы проверить, станет ли ее жених вытаскивать деньги из огня.

«Она хотела уехать с П., — говорит ее домработница. — Но тут появился этот и все карты смешал». «Этот» — это Л. «Наговорил ей чего-то: что она чистая, хорошая, что он за нее умрет, что зовет замуж и что будет уважать, — фыркает жених Н. — Угу, содержанку. Ну не идиот ли?»

Н. уехала с П. Сказала Л.: «Я о тебе мечтала, но ты меня будешь презирать, если соглашусь». «Вот тогда и надо было его оставить в покое! — говорит А. — Так нет же…»

«Совершенно в порядке вещей»

Н. металась между городами и мужчинами. С П. она уехала в Москву, потом сбежала, потом едва не вышла за него замуж, но бросила его чуть ли не у загса. Потом жила с Л., затем сбежала и от него. «Она понимала, что испортит ему жизнь, — раздраженно говорит А. — Да она обоим бы испортила». Но испортить жизнь П. она не боялась: он был для нее свой. А Л. она любила.

— Он говорил, что не любит ее, а жалеет, — рассказывает А. — А меня — любит.

— Но вы же в ней все равно соперницу видели, да? — спрашиваю я.

А. хмыкает:

— Она не давала не увидеть.

Н. стала писать А. в Facebook. Говорила о Л., называла его «совершенством». У А. с Л. к тому времени уже завязались отношения, дело шло к помолвке. Кончилось это, когда они встретились вчетвером.

— Мы наговорили друг другу гадостей, — морщится А. — Она мне сказала, что я ее боюсь и к ней ревную…

— А на самом деле? — спрашиваю я.

А. долго молчит. Потом говорит через силу:

— Она мне сказала, что если прикажет ему, то он останется с ней.

Л. остался с Н., они быстро устроили свадьбу. Накануне она рыдала и повторяла ему: «Что я с тобой-то делаю». И снова бросила жениха прямо у загса. П. поджидал ее на улице и забрал с собой. А Л. только и сказал: «В ее состоянии это совершенно в порядке вещей». Странно, но обоих это не удивило.

На следующий день Л. пошел к П. Н. лежала в свадебном платье, зарезанная. Мужчины просидели над ней вдвоем всю ночь.

Имя А. И. в уголовном деле не упоминалось. «Меня это не касается, — говорит он. — Она сама со своими мужиками не разобралась». Она — это Н. Настя. Настасья Филипповна Барашкова.

Вероятно, вы уже на первых абзацах поняли, что этот текст — вольное изложение романа Федора Достоевского «Идиот», вернее, одной из его сюжетных линий. Автор не претендует на точность аналогий: ей было интересно перенести героев в наше время и представить, как этот сюжет мог бы развиваться сегодня. Ведь, как говорил герой другого классика, Достоевский — бессмертен.

Поделиться:

facebook twitter vkontakte