Амфора с изображением Сциллы, 450–425 г. до н. э., Лувр. Источник: Cambridge University Press
Амфора с изображением Сциллы, 450–425 г. до н. э., Лувр. Источник: Cambridge University Press
Bookmate Journal |

«Сверху женщина, а снизу — собака»: история Сциллы из древнегреческой мифологии

Чудовище, которое чуть не съело Одиссея, флиртовало с Посейдоном и погибло от руки Геракла, чтобы потом воскреснуть

На Букмейте появилась книга «Мифозои» (издательство «Альпина нон-фикшн») о знаменитых мифических животных и фантастических чудовищах. Два культуролога, пишущих под одним псевдонимом Олег Ивик, рассказывают об эпических существах из легенд разных народов: от египетских сфинксов и древнегреческих гидр до китайских фениксов и кельтских волшебных собак. Публикуем фрагмент с разбором биографии Сциллы, образ которой по-разному описывали Гомер, Вергилий, Овидий и многие другие античные авторы. А еще рекомендуем 7 книг о загробных царствах, преданиях славянских народов, древнегреческих мифах, скандинавском эпосе и легендах Древнего Египта!

Одним из самых загадочных и противоречивых чудовищ античного бестиария по праву считается Сцилла (Скилла). Про нее нельзя с уверенностью сказать почти ничего: ни кто ее родители, ни как она выглядела, ни как завершила свой жизненный путь. Противоречива информация о ее семье, детях, возлюбленных… Упоминаются поклонники Сциллы-женщины (причем разные авторы называют разные имена). Однако с той поры, как она превратилась в чудовище, личная жизнь у нее, вероятно, не складывалась — по крайней мере о ней ничего не известно. Впрочем, бытование Сциллы в качестве прекрасной девы и дальнейшее превращение ее в чудовище тоже не бесспорны. Многие авторы считают, что Сцилла родилась в том виде, в каком ее позднее застал Одиссей, — с несколькими собачьими головами и неизвестно чьим хвостом. Но и этот ее вид разные авторы описывают по-разному.

И лишь образ жизни и рацион Сциллы античные писатели излагают сходно: она сидела на скале над морем и своими многочисленными головами хватала и пожирала все, что проплывало мимо, будь то рыба, дельфин или мореход. Правда, о том, как она дошла до жизни такой, тоже существуют самые противоречивые мнения.

Все это поставило авторов настоящей книги перед нелегким выбором: в какую главу поместить загадочное чудовище? Существует версия, что Сцилла — дочь Тифона и Ехидны; в таком случае ей самое место рядом со своими братьями и сестрами. В то же время есть немало иных версий ее происхождения. Сцилла имела собачьи головы, и о ней можно было бы рассказать после Орфа и Цербера, но рыбий хвост решительно не позволяет отнести ее к семейству псовых. Правда, не все авторы наделяют Сциллу рыбьим хвостом, однако и собачьи головы описаны не всеми. Обитало чудовище на суше, но, видимо, не могло жить вдали от воды. Схолии к Гомеру (комментарии к античной литературе. — Прим. ред.) сообщают, что нижняя часть тела Сциллы переходила в скалу, что объясняет ее привязанность к одному и тому же месту. А по одной из версий, вся Сцилла в конце концов стала торчащим из моря утесом… Грейвс (британский писатель. — Прим. ред.) высказал предположение, что прообразом Сциллы послужил гигантский осьминог. В итоге мы решили последовать примеру фундаментальной научной энциклопедии «Мифы народов мира», в которой Сцилла без объяснений названа «морским чудовищем». Итак, рассказ о мифических обитателях античных морей начнем со Сциллы.

Древнейшее описание Сциллы принадлежит Гомеру. Он сообщает:

«Страшно рычащая Сцилла в пещере скалы обитает. 
Как у щенка молодого, звучит ее голос. Сама же — 
Злобное чудище. Нет никого, кто б, ее увидавши,
Радость почувствовал в сердце, — хоть если бы бог с ней столкнулся.
Ног двенадцать у Сциллы, и все они тонки и жидки. 
Длинных шесть извивается шей на плечах, а на шеях 
По голове ужасающей, в пасти у каждой в три ряда 
Полные черною смертью обильные, частые зубы».

Аполлодор (древнегреческий писатель. — Прим. ред.) добавляет Сцилле женскую голову. Он пишет: «У нее были лицо и грудь женщины, а по бокам шесть собачьих голов и двенадцать собачьих ног». Вергилий приписывает чудовищу сходство с обитателями моря:

«Сверху — дева она лицом и грудью прекрасной, 
Снизу — тело у ней морской чудовищной рыбы,
Волчий мохнатый живот и хвост огромный дельфина».

Современник Вергилия, Овидий, не находит у Сциллы ни рыбьего, ни какого-либо иного хвоста. Он ограничивается в своем описании тем, что у нее было «девье» лицо, при этом «свирепые псы опоясали черное лоно».

Терракотовый рельеф с изображением Сциллы, 450 г. до н. э., Британский музей. Источник: Cambridge University Press
Терракотовый рельеф с изображением Сциллы, 450 г. до н. э., Британский музей. Источник: Cambridge University Press

Наиболее рационалистической версии придерживается Гигин (древнеримский писатель. — Прим. ред.). В «Мифах» он пишет о Сцилле, «которая была сверху женщина, а снизу собака и имела шесть рожденных ею псов». Это, кстати, единственное (насколько известно авторам настоящей книги) сообщение о возможных детях чудовища, если не считать еще одного упоминания в том же тексте Гигина. Мифограф рассказывает, как Одиссей прибыл к Сцилле, у которой «верхняя часть тела была как у женщины, а нижняя от паха как у рыбы. У нее было шесть рожденных ею собак». Но, поскольку ни муж, ни какие-либо сожители Сциллы в бытность ее чудовищем не известны, а образ жизни она вела крайне замкнутый, есть основания полагать, что Гигин ошибся и зачислил в детей чудовища тех собак, которые были его неотъемлемой частью. Тем более что описание Сциллы у самого Гигина крайне противоречиво: нижнюю часть тела своей героини он описывает то как рыбью, то как собачью. Родителей Сциллы он в разных главах своих «Мифов» тоже называет разных.

Гигин пишет: «Сцилла… была, как говорят, очень красивой девушкой. Ее любил Главк, а Главка Цирцея, дочь Солнца. Поскольку Сцилла привыкла купаться в море, Цирцея, дочь Солнца, из ревности испортила воду снадобьями, и у Сциллы, когда она вошла в нее, из живота выросли псы, и она стала свирепым зверем. Она отомстила за себя, похитив спутников проплывавшего мимо Улисса».

Схожую версию передает и Овидий. Он рассказывает о том, как прекрасная дева Сцилла отвергла любовь морского божества Главка. Деву можно понять, поскольку Главк, несмотря на всю свою божественность, имел «синеватую бороду», «громадные синие руки» и «оконечности ног, как рыбьи хвосты с плавниками». Но волшебницу Цирцею, к которой Главк обратился за приворотным зельем, прельстила экзотическая внешность бога, и она вместо зелья предложила ему свою любовь. Главк отказался, Цирцея обиделась и отправилась к затону, в котором любила купаться Сцилла.

«Этот богиня затон отравляет, сквернит чудодейной 
Смесью отрав; на него она соком зловредного корня 
Брызжет; темную речь, двусмысленных слов сочетанье, 
Трижды по девять раз чародейными шепчет устами.
Скилла пришла и до пояса в глубь погрузилась затона — 
Но неожиданно зрит, что чудовища некие мерзко
Лают вкруг лона ее. Не поверив сначала, что стали 
Частью ее самое, бежит, отгоняет, страшится
Песьих дерзостных морд, — но в бегство с собою влечет их.
Щупает тело свое, и бедра, и икры, и стопы, —
Вместо знакомых частей обретает лишь пасти собачьи.
Всё — лишь неистовство псов; промежности нет, но чудовищ 
Спины на месте ее вылезают из полной утробы».

Иоанн Цец (византийский филолог. — Прим. ред.) рассказывает похожую историю, но уверяет, что Сциллу превратила в чудовище морская богиня Амфитрита, жена Посейдона, которая приревновала к красавице своего мужа.

Впрочем, многие авторы считают, что Сцилла с самого начала родилась чудовищем. По крайней мере, Гомер ни о каких ее превращениях не сообщает, а просто пишет, что у Сциллы была мать по имени Кратеида (в некоторых переводах Кратейя). Кто такая Кратеида, не вполне понятно, хотя Гигин и называет ее рекой. Правда, греческие реки, за редчайшими исключениями, были мужского рода, и, если следовать версии Гигина, река Кратейя скорее приходилась Сцилле отцом. Само это имя значит «сильная» или «мощная», некоторые авторы отождествляют Кратейю с богиней Гекатой. Аполлоний Родосский (древнегреческий поэт. — Прим. ред.) пишет, что «Ночная Геката, чье имя Кратейя между людей», родила Сциллу от морского бога Форка. Аполлодор тоже полагает, что Сцилла была дочерью «Кратеиды и Триена (или Форка)». Поэт VI века до н. э. Стесихор считает Сциллу дочерью чудовищной Ламии.

Таким образом, по поводу происхождения и внешнего вида Сциллы существуют очень серьезные разногласия. Правда, едва ли не любому античному мифозою и богу древние авторы приписывали разных родителей, но в том, что касается внешнего вида, расхождения, как правило, не принципиальны. Если же говорить о Сцилле, то чудовище, описанное Гомером и имевшее шесть голов на длинных шеях, абсолютно не похоже на девушку из других древних текстов. Конечно, псы, вырастающие из женского лона, волчий живот и дельфиний хвост никого не украшают, но стройный торс, женскую грудь и единственную голову сохранили Сцилле практически все авторы, кроме Гомера. Художники в этом вопросе проявили солидарность с писателями и, как правило, изображали ее красивой одноглавой женщиной, уродства которой ограничивались нижней частью туловища.

Известно, что, по крайней мере, Сцилла Гомера обитала на берегу узкого пролива — многие авторы уверены, что это был Мессинский пролив, отделяющий Сицилию от Италии. Некоторые современные исследователи оспаривают это мнение. Так, Тим Северин (британский ученый. — Прим. ред.) помещает Сциллу и ее соседку Харибду в Северную Грецию, на берега узкого пролива между материком и островом Лефкас, рядом с которым и теперь существует мыс Сцилла.

Гомер сообщает, что Сцилла жила на вершине крутого утеса, настолько гладкого, что «смертный не мог бы взойти на утес иль спуститься обратно, даже когда двадцатью бы руками владел и ногами…»

Вершина утеса была всегда окутана черными тучами. Здесь, в пещере, обращенной «входом на мрак, на запад, к Эребу», на огромной высоте, недостижимой для стрел, сидела Сцилла.

«В логове полом она сидит половиною тела,
Шесть же голов выдаются наружу над страшною бездной, 
Шарят по гладкой скале и рыбу под нею хватают.
Тут — дельфины, морские собаки; хватают и больших 
Чудищ, каких в изобильи пасет у себя Амфитрита.
Из мореходцев никто похвалиться не мог бы, что мимо
Он с кораблем невредимо проехал: хватает по мужу 
Каждой она головой и в пещеру к себе увлекает».

Охотиться Сцилле было тем более легко, что на другом берегу пролива обитала не менее опасная для всего живого Харибда, всасывавшая в себя воду со всем, что в ней находилось, включая корабли. Если это действительно происходило в Мессинском проливе, то Харибда, вероятно, вершила свои черные дела на сицилийской стороне, а Сцилла — на итальянской, близ города Регия (ныне Реджо-ди-Калабрия): здесь уже в историческое время существовал мыс, носивший ее имя. Правда, ширина пролива (по крайней мере сегодня) составляет около трех километров, поэтому непонятно, как умудрялись два чудовища контролировать его полностью. Впрочем, в V веке до н. э., когда уже не было ни Сциллы, ни Харибды, Фукидид (древнегреческий историк. — Прим. ред.) писал о Мессинском проливе: «Из-за узости и стремительного течения бурных вод, вливающихся туда из двух больших морей — Тирсенского и Сицилийского, — этот пролив справедливо считается опасным». Вероятно, трагедии происходили из-за того, что пылкое воображение моряков преувеличивало реальные возможности Харибды. Опасаясь быть затянутыми в ее водоворот, кормчие направляли свои суда к итальянскому берегу, предпочитая потерять шестерых членов экипажа, а не весь корабль, — именно так по совету Цирцеи поступил и Одиссей. Сражаться со Сциллой было бесполезно, волшебница предупредила итакийца:

«Знай же: не смертное зло, а бессмертное Сцилла. Свирепа, 
Страшно сильна и дика. Сражение с ней невозможно.
Силою тут не возьмешь. Одно лишь спасение в бегстве.
Если там промедлишь, на бой снаряжаясь со Сциллой,
Я боюсь, что снова она, на корабль ваш напавши,
Выхватит каждой своей головою по новому мужу».

Но, несмотря на теоретическое бессмертие чудовища, и на Сциллу в свое время нашлась управа. Схолии к Гомеру упоминают, что за несколько десятилетий до Одиссея рядом с местом обитания Сциллы проходил Геракл, гнавший в Микены завоеванных им коров злосчастного Гериона. Геракл сумел уничтожить «бессмертное» чудовище, но Форкий воскресил его, предварительно сжегши труп. Это, кстати, наводит на мысли о том, что именно Форкий был отцом Сциллы, — трудно представить, чтобы кто-то, кроме ближайшего родственника, был заинтересован в оживлении монстра. Воскресшая Сцилла вернулась к своему промыслу.

Серебряные монеты с изображением Сциллы, Греция, 420–385 г. до н. э., Британский музей. Источник: Cambridge University Press
Серебряные монеты с изображением Сциллы, Греция, 420–385 г. до н. э., Британский музей. Источник: Cambridge University Press

Известно, что примерно в это время (незадолго до ее гибели или вскоре после воскрешения) мимо нее проплывал корабль аргонавтов, кружным путем, через внутренние водные пути и Тирренское море, возвращавшихся из Колхиды вместе с похищенной ими Медеей, — об этом пишут и Аполлодор, и Аполлоний. Фетида и Нереиды помогли знаменитому кораблю преодолеть страшное место (согласно Аполлонию, здесь же, усугубляя опасность, располагались и коварные скалы — Планкты), и Сцилла осталась ни с чем.

Об этом, кстати, позднее, узнав об измене Ясона, очень сожалела Медея — по крайней мере, так пишет Овидий в «Героидах». Обманутая супруга заявила, что лучше бы в свое время «пастями псов растерзала нас хищная Сцилла», подчеркивая, что «неблагодарным мужам Сцилла не может не мстить». Почему колдунья считала, что чудовище, никогда не имевшее собственного мужа (единственная связь, еще в бытность человеком, у нее, предположительно, могла быть с чужим мужем, Посейдоном), должно мстить за измены, — загадка. По имеющейся у нас информации, Сцилла с равным удовольствием съедала как неверных, так и верных мужей. Во всяком случае, когда чудовище напало на корабль Одиссея и схватило шестерых его спутников, сам Одиссей не пострадал, хотя непосредственно перед этим в течение года делил ложе с Цирцеей.

Одиссей проплывал мимо Сциллы вскоре после завершения Троянской войны. Примерно в те же годы в этих местах оказался и Эней, уплывший из разрушенного Илиона. Но, предупрежденный о чудовище прорицателем Геленом, Эней не стал рисковать и предпочел путь длинный, но безопасный: он обогнул Сицилию с юга.

Что касается Одиссея, он тоже был предупрежден Цирцеей о том, что в проливе его ждут два чудовища сразу. Но волшебница, вероятно знакомая с географией хуже, чем Гелен, объяснила герою, что если он попытается избежать их и выберет другую дорогу, то ему придется миновать опасные скалы — Планкты. Впрочем, не исключено, что Цирцея, подобно Медее, хотела отомстить оставившему ее Одиссею и рассчитывала, что Сцилла покарает изменника. Так или иначе, она направила Одиссея в опасный пролив и лишь рекомендовала держаться ближе к итальянской стороне, рискуя жизнью нескольких спутников, но не всем кораблем. Она также советовала Одиссею после первого нападения Сциллы воззвать к ее матери, Кратеиде, чтобы та удержала дочь от повторной атаки. Гомер устами Одиссея описывает нападение чудовища в те минуты, когда внимание мореходов было отвлечено поглощавшей и извергавшей морскую воду Харибдой:

«В это-то время как раз в корабле моем выгнутом Сцилла 
Шесть схватила гребцов, наилучших руками и силой.
Я, оглянувшись на быстрый корабль и товарищей милых, 
Только увидеть успел, как у поднятых в воздух мелькали 
Ноги и руки. Меня они с воплем ужасным на помощь 
Звали, в последний уж раз называя по имени скорбно.
Так же, как если рыбак на удочке длинной с уступа 
В море с привязанным рогом быка лугового бросает
Корм, чтобы мелкую рыбу коварно поймать на приманку, 
И, извиваясь, она на крючке вылетает на сушу, —
Так они бились, когда на скалу поднимала их Сцилла. 
Там же при входе в пещеру она начала пожирать их.
С воплями в смертной тоске простирали ко мне они руки. 
Многое я претерпел, пути испытуя морские,
Но никогда ничего не случалось мне видеть ужасней!»

Впрочем, Сцилле недолго довелось бесчинствовать на море. Овидий в «Метаморфозах» сообщает:

«Спутников ею лишен был Улисс, на досаду Цирцеи. 
Также троянцев она корабли потопить собиралась, 
Да превратилась в скалу; выступает еще и доныне 
Голый из моря утес, — и его моряки избегают».

О том, что Сцилла стала скалой, упоминает и Нонн Панополитанский (древнегреческий поэт. — Прим. ред.). Энею, как мы писали выше, удалось обогнуть Сицилию вдали от утеса Сциллы. Впрочем, избегнув встречи с чудовищем на море, Эней встретился с его подобиями в загробном мире. Известно, что герой, приплыв в Италию, живым спускался в Аид через вход, расположенный в Кампании, у озера Аверно. Здесь, неподалеку от входа, обитало множество разнообразных монстров. Вергилий пишет:

«В том же преддверье толпой теснятся тени чудовищ:
Сциллы двувидные тут и кентавров стада обитают…»

Это единственное известное авторам настоящей книги упоминание о сциллах как о биологическом виде. Трудно сказать, с чем связано такое сообщение Вергилия, но оно проливает некоторый свет на информацию о происхождении Сциллы. Можно предположить, что античные авторы вовсе не противоречили друг другу, рассказывая о родителях и о внешнем виде своей героини, и на самом деле чудовищ было несколько. Впрочем, верный себе Палефат (древнегреческий писатель. — Прим. ред.) еще две с лишним тысячи лет тому назад был уверен, что разрешил загадку Сциллы. Он писал:

«Говорят о Скилле, что было в Тиррении некое чудовище — до пупа женщина, остальное тело — змеиное, а от поясницы росли собачьи головы. Представить себе такое создание природы — огромная глупость. Истина же вот в чем. Были у тирренцев корабли, которые плавали вокруг Сицилии и по Ионийскому заливу. И была тогда среди них быстроходная триера под названием Скилла — так и было написано на носу. Эта триера, часто захватывая другие корабли, вымогала себе съестные припасы, и много о ней было разговоров. От этого-то корабля бежал Одиссей, воспользовавшись сильным попутным ветром, и на Коркире рассказал Алкиною, как его преследовали и как он избежал опасности, и расписал вид этого судна. Потом подсочинили миф».

Можно было бы поверить скептически настроенному греку, но он допускает в своих рассуждениях по крайней мере одну очевидную для нас ошибку: во времена Одиссея триер, равно как и любых других кораблей с расположением гребцов и весел в несколько рядов, еще не существовало. Конечно, история эта с равным успехом могла относиться и к однорядному кораблю, но такие неточности понижают степень доверия к ее автору. Так или иначе, загадка Сциллы (или сцилл) еще ждет своих исследователей.

Что еще почитать о мифологии разных народов

картинка банера
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
Попробовать

Читайте также:

Источник: Британская библиотека / bl.uk Книги «У меня две души, и вторая — это он». Новый сериал Саши Степановой «Двоедушник»: жуткая история об изнанке города, куда отправляются мертвые Иллюстрация: Саша Пожиток, Букмейт Книги «В сообщество принимают после долгой череды тестов, которые сложнее, чем у ФБР»: фэнтези о девушке без эмоций Отрывок из книги Марии Линде «Сияние твоего сердца» Актриса Лея Дойч, 6 лет, 1933 год. Фото: Википедия Книги «Не выпускай ее из рук»: отрывок из романа «Руфь Танненбаум» Миленко Ерговича Трагическая история девочки-вундеркинда в предвоенной Югославии Иллюстрация: Саша Пожиток, Chrisher P.H. / pexels.com Книги Они создали первые цивилизации на Земле: эссе о муравьях и их крылатых царицах Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни» Полиция арестовывает английскую суфражистку, протестовавшую против ущемления прав женщин в 1907 году. Источник: Museum of London / Getty images Книги Закон о заразных заболеваниях: как в Европе начала ХХ века женщин подвергали унизительным процедурам «Фигуры света» Сары Мосс: отрывок Иллюстрация: Саша Пожиток, Букмейт Книги О героизме перед лицом чудовищной реальности: разбираем роман Линор Горалик «Имени такого-то» Врачи и пациенты советской больницы в фантасмагорическом кошмаре
Мы используем куки, чтобы вам было удобнее пользоваться Bookmate Journal. Узнать больше или