Григорий Свердлин, руководитель «Ночлежки». Фото из личного архива
Григорий Свердлин, руководитель «Ночлежки». Фото из личного архива
Bookmate Journal |

Григорий Свердлин: «Каждый день думаю о тех, кто из-за карантина не получит помощь»

Директор «Ночлежки» о том, как пандемия и экономический кризис влияют на благотворительность

Букмейт запустил кампанию #сидичитай: чтобы не сойти с ума в самоизоляции, известные писатели, актеры, художники, врачи и многие другие рассказывают о своих любимых книгах нашим читателям.

30 марта, в День бездомного человека, Bookmate Journal поговорил с Григорием Свердлиным — директором благотворительной организации «Ночлежка», которая с 1990 года помогает людям, попавшим в беду. Григорий рассказал нам о любимых книгах (его подборку от Гомера до Чарльза Буковски можно найти на главной странице Букмейта) и объяснил, как пандемия влияет на пожертвования и почему бездомных людей может стать больше.

— Находитесь ли вы на карантине?

— Да, сейчас в основном работаю из дома.

— Чего вам не хватает? От чего пришлось отказаться?

— Больше всего не хватает людей. Скучаю по коллегам.

— Как пандемия повлияла на «Ночлежку»? И как вы реагируете на то, что происходит вокруг?

— Чтобы не подвергать опасности наших клиентов, еще с 17 марта мы остановили работу петербургской консультационной юридической службы и «Культурной прачечной» — и туда и туда приходит по 30–60 человек в день, и сейчас это просто небезопасно для самих людей. Каждый день думаю о тех, кто из-за карантина не получит помощь.

Остальные проекты «Ночлежки» — три наших приюта, два пункта обогрева и «Ночной автобус» — продолжают работу. Ремонт в московской консультационной службе и приюте тоже не останавливается, в апреле-мае планируем открыться.

Помимо пандемии, на нас сильно влияет экономический кризис. Пожертвований уже стало меньше. И вскоре, я уверен, увеличится количество обращений к нам за помощью — кризис всегда приводит к тому, что бездомных становится больше.

— Как не поддаваться панике в сложившейся ситуации?

— Мне кажется, стоит иногда создавать дистанцию между собой и рябью событий и смотреть на все это как на авантюрный роман. Все происходящее, безусловно, трагедия, но и в увлекательности этому действу не откажешь.

— Есть ли у вас цель, которой вы хотите достичь, пока весь мир на паузе?

— Честно говоря, столько дел, что дожить бы до конца паузы.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

— Что вы обожали читать в детстве?

— «Властелина колец» Джона Толкина.

— Какую книгу полюбили с возрастом?

— Огромное количество, я вообще книжный червь. Последние годы все больше читаю всяких философов: Померанца, Пятигорского, Мамардашвили. «Нравственные письма к Луцилию» Сенеки сейчас перечитываю в очередной раз.

— Какую книгу вы считаете переоцененной?

— Не знаю, мне как-то неуютно в роли арбитра общественного вкуса.

— Как вы читаете? Есть ли у вас связанные с чтением ритуалы?

— Ритуалов, наверное, нет, а читаю как придется — с Kindle, с телефона. Стихи люблю читать на бумаге, по старинке.

— Есть ли писатель, которому вы мечтали бы позвонить?

— Пожалуй, Чарльзу Буковски. Вообще очень люблю этих «алкогуманистов»: Буковски, Венечку Ерофеева, Сергея Довлатова, Дмитрия Горчева.

Если вы хотите помочь «Ночлежке» — кликните на этот баннер
Если вы хотите помочь «Ночлежке» — кликните на этот баннер

Поделиться:

facebook twitter vkontakte