Иллюстрация: Berenice Martin / artsandculture.google.com
Иллюстрация: Berenice Martin / artsandculture.google.com
Бэтт Листратова |

Сергей Довлатов, Микита Франко, А. Нуне. Три книги, где герои — мигранты

Русская колония в США, сирийский беженец в Германии и девочка из Таджикистана в России

Люди уезжают в другие страны от войны, политических преследований, в поисках работы или даже просто так. Рассказываем про интересных и непохожих друг на друга героев, однажды покинувших родину.

Фади: из Сирии в Германию

Фади — персонаж романа А. Нуне «Кем считать плывущих», действие которого разворачиваются в Берлине. Причем город здесь и место действия, и один из героев. Динамичная столица Германии — точка, где встречаются люди разных культур, религий и ценностей. Массажистка Настя, сбежавшие из Дагестана Рамадан и Мадина, сирийский студент Азиз и сирийский же профессор Юсеф с женой Феруз и ее братом-подростком Фади.

«У входа в лагерь у всех отобрали все вещи, моильники и паспорта, но деньги трогать не стали. Попытки сбежать были бессмысленными: куда податься без паспорта? Весь лагерь был наполнен молодыми беженцами из Сирии. Кормили отвратительно, дали какую-то бурду, которую есть невозможно. К счастью, к лагерю каждый день приходили жители соседней деревни и приносили с собой еду на продажу».

Родители Фади и Феруз погибли на родине во время бомбардировки, после чего они и бежали из Сирии. Фади одиноко и тяжело в новом мире, где царят совсем иные правила. И с некоторыми из них герой не готов мириться. Однажды Фади узнает, что в детском саду, куда ходят его племянники, работает воспитатель Денни — немец, приехавший в Берлин из провинции. Денни гей, и Фади чувствует себя из-за этого оскорбленным. На скопленные деньги подросток покупает нож, после школы начинает следить за воспитателем, а по ночам ему снится, как он наносит грешнику смертельный удар. Конфликт ценностей грозит закончиться трагедией.

Писательница армянского происхождения А. Нуне (псевдоним Нуне Барсегян) живет и работает в Берлине. Ее роман «Кем считать плывущих» основан не только на наблюдении за городом и людьми — на создание текста повлияла и личная история самой Нуне: «Я сочувствую беженцам. Я сама потомок беженцев, которых резали при турецком геноциде, и я просто понимаю, как это ужасно, когда тебя убивают на родине, а нигде тебя не принимают…»

Бибизайнаб: из Таджикистана в Россию

Второй роман Микиты Франко «Тетрадь в клеточку» — это история, рассказанная от лица Ильи, мальчика, потерявшего родителя и страдающего обсессивно-компульсивным расстройством. После того как в семье Ильи случается несчастье (не будем спойлерить), он с отцом переезжает в другой город и идет в новую школу. Подросток оказывается не единственным новичком в классе — вместе с ним на занятиях появляется девочка из Таджикистана Бибизайнаб. Сама она дружелюбно расположена к одноклассникам, но, когда представляется и говорит, что дома ее зовут просто Биби (она понимает, что ее полное имя сложно с непривычки запомнить), ученики начинают над ней смеяться, так и эдак коверкая имя новенькой.

Биби носит школьные принадлежности в пакете вместо ранца, шуршит и раздражает одноклассников. Начинается типичная школьная травля: Биби называют «чумазой девчонкой», а вскоре закрепляют за ней прозвище Вонючка. Илье кажется, что девочка ничего не понимает, потому что Таджикистан — очень бедная страна и там наверняка нет школ.

Однако вскоре дети начинают общаться ближе. Оказывается, Биби училась в английской гимназии и прекрасно понимает язык, а дома у нее совсем не грязно и не страшно, а очень даже уютно. Илья видит Биби и ее семью, чувствует принятие, теплоту и преодолевает свои предрассудки. Так, через историю дружбы двух детей Франко развенчивает стереотипы о мигрантах и советует видеть в них в первую очередь людей.

«Но потом я прогнал эту дурацкую фантазию, потому что на самом деле она не про Шпагина, а про меня и мои предубеждения. Мне про это папа рассказывал. Мы обсуждали „Хорошо быть тихоней“, и папа сказал, что люди относятся плохо к другим людям из-за предубеждений. И что это слово можно разложить на две части: „пред“ „убеждение“ — это когда делаешь какой-то вывод о человеке заранее, до того как в чем-то действительно убедишься».

Маруся: из СССР в США

Нью-Йорк. 108-я улица. Русская диаспора, создавшая вокруг себя отдельный мир, где даже есть свои гангстеры и секс-работницы. На этом веселом островке настороженно относятся к английской речи и настойчиво просят всех говорить по-русски. Здесь и обитают герои повести Сергея Довлатова «Иностранка»: таксист, владелец фотоателье, претензионный издатель, крикливый публицист, скучающий правозащитник и Маруся Татарович с сыном.

Маруся — девушка из хорошей семьи, обладавшей в Москве всеми номенклатурными привилегиями. Ее родители — «русские, партийные, способные, трезвые» — заведовали производством и пользовались покровительством начальства, и жизнь девочки с детства была благополучно устроена. Мигранты третьей волны покидали родину из-за политических гонений, ради лучшей и свободной жизни, — но Довлатов выделяет далекую от политики Марусю Татарович, уехавшую с сыном из Советов просто потому, что это было модно. На вопрос, что заставило ее пересечь Атлантику, она отвечала: «Так вышло».

Повесть во многом основана на личном опыте Довлатова. Эмигрировав в конце 1970-х, писатель последние 12 лет жизни провел в Нью-Йорке. Он жил в Куинсе на той самой 108-й улице и часто признавался, что попал не в Штаты, а в русскую колонию, чьи обитатели и стали яркими прототипами героев «Иностранки». Повесть была написана в 1985–1986 годах и тут же издана в нью-йоркском издательстве Russica Publishers.

«Друкер обратился к Михаилу Барышникову. Барышников дал ему полторы тысячи и хороший совет — выучиться на массажиста. Друкер пренебрег советом и уехал на конференцию в Амхерст. Там он познакомился с Вейдле и Карлинским. Поразил их своими знаниями. Напомнил двум ученым старикам множество забытых ими публикаций. На обратном пути Друкер заехал к Юрию Иваску. Неделю жил у старого поэта, беседуя о Вагинове и Добычине. В частности, о том, кто из них был гомосексуалистом. И снова деньги кончились».

Другие книги с героями-мигрантами

картинка банера
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
Попробовать

Читайте также:

Шамиль Идиатуллин. Фотограф: Руслан Альтимиров Интервью «Парочка-троечка Илонов Масков нам бы очень не помешала»: обсуждение сериала «Возвращение „Пионера“» Шамиль Идиатуллин о том, что бывает, когда советские дети попадают в 2021 год Фото из книги «Страна отходов». Свалка «Кучино» в Балашихе, фотограф Катя Балабан Интервью «Один из самых крепких орешков — использованные подгузники». Экоактивисты о мусоре в России К выходу книги Андрея Яковлева «Страна отходов» Пока человек смотрит фильм, специальные датчики и камеры фиксируют реакции его тела на увиденное. Кадр из ролика Института эмпирической эстетики имени Макса Планка во Франкфурте Букмейт Как и почему стихи, музыка или кино вызывают у нас мурашки по телу Мы поговорили с ученым, который исследует эмоциональную растроганность на примере «гусиной кожи» Иллюстрация: Букмейт Букмейт Лучшие книги и аудиокниги о том, как сделать жизнь проще Гид Bookmate Journal по саморазвитию, медитации, выгоранию и эмоциям Иллюстрация: tinkoff.ru Книги Раскольников, Незнайка и другие герои книг: чему нас может научить их финансовый опыт Чем опасны микрозаймы, нужно ли инвестировать в золото и в какие акции стоит вкладываться. Рассказывает банковский эксперт Иллюстрация: Francesca Vasile, Blai Baules / Stocksy Agency Книги Почему в художественной литературе почти ничего нет про месячные Отвечают писатели, психологи, критик, учительница, филолог и журналист