Статуэтка, которую вручают победительницам премии Women’s Prize for Fiction. Источник: booksthatmatter.co.uk
Статуэтка, которую вручают победительницам премии Women’s Prize for Fiction. Источник: booksthatmatter.co.uk
Катерина Рубинская |

Сексизм, травля и анонимные доносы: непростая история премии Women’s Prize

А еще книги лауреаток о террористах, загадочно пропавшей матери и женщинах, которые бьют током

В 2021 году британская премия для писательниц Women’s Prize for Fiction отмечает 25-летие. Рассказываем об истории награды, главных лауреатках и самых громких скандалах — а также рекомендуем пять романов победительниц и номинанток разных лет.

Поиск спонсоров: от мобильного оператора до жены Тони Блэра

Литературная премия Women’s Prize for Fiction появилась в 1996 году и с тех пор присуждается ежегодно за роман, написанный женщиной на английском языке и изданный в Великобритании — победительница получает 30 000 фунтов стерлингов и бронзовую статуэтку. За двадцать пять лет существования премия сменила несколько названий. Изначально, с 1996 по 2012 год, ее главным спонсором был мобильный оператор и интернет-провайдер Orange — поэтому она носила название Orange Prize for Fiction (в 2007-2008 году — Orange Broadband Prize for Fiction). В 2013 году корпоративного спонсора не нашлось, и она была присуждена на деньги Шери Блэр, жены бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра. С 2014 по 2017 год премию спонсировал ликер Baileys, поэтому из «апельсиновой» она превратилась в «ликерную» — Baileys Women’s Prize for Fiction. С 2018 года же она окончательно обрела независимость, став наконец просто Women’s Prize for Fiction.

Пока что никому не удавалось получить награду дважды. Рекорд по количеству номинаций держит Хилари Мантел — она попадала в короткий список четырежды, но пока не побеждала ни разу. Чаще всего — девять раз — выигрывали американки, семь раз — британки, по два раза — канадки и ирландки, и по одному разу — писательницы из Австралии, Нигерии, Югославии, Шотландии и Пакистана. 

Дискриминация мужчин или борьба за равенство?

Поводом для появления отдельной «женской» премии была критика других крупных литературных наград за недостаточную репрезентацию писательниц. В частности, в 1991 году короткий список Букера включал в себя только мужские имена, а за все 52 года существования этой награды женщины получали ее всего 18 раз. Когда в 2014 году организаторы Women’s Prize for Fiction решили узнать у читателей, какие писательницы повлияли на них сильнее всего, больше половины книг из списка оказались опубликованы еще до 1960 года. Таким образом, основатели премии осознали необходимость больше говорить о талантливых современных писательницах.

Идею премии не все восприняли с энтузиазмом, ее организаторов обвинили в дискриминации. Так, лауреатка Букера 1990 года Антония Байетт назвала проект «сексистским» и попросила не рассматривать ее книги в качестве потенциальных номинантов. Байетт показалась неприемлемой идея, что существует «специфически женское содержание» литературных произведений — хотя правила никак не регламентируют и не ограничивают содержание номинируемых текстов. В свою очередь, писательница Зои Хеллер отмечает: «Премия награждает деньгами достойных авторов и привлекает к ним внимание публики, но вместе с тем рискует официально закрепить второсортный статус женской литературы как „литературы младшей лиги“». С другой стороны, американская писательница Синтия Озик выразила мнение, что дискриминация женщин в литературе несомненна и что нет ничего плохого в отдельном призе для них. Впрочем, Озик тут же обвинили в ангажированности — ведь на тот момент она сама только что попала в шорт-лист.

Также неоднозначно была воспринята еще одна акция, проведенная организаторами Women’s Prize for Fiction: чтобы отметить 25-летие премии, они решили переиздать под настоящими именами 25 книг писательниц, ранее публиковавшихся под мужскими псевдонимами. В частности, роман Джордж Элиот «Миддлмарч» был переиздан под именем Мэри Энн Эванс, а «Индиана» Жорж Санд — под именем Аврора Дюпен. Хотя намерения у организаторов были благими, многие посчитали, что такое «переименование» неуважительно к литературному наследию авторов.

Анонимки, мертвые знаменитости и травля

Women’s Prize for Fiction время от времени сотрясают скандалы. В 2001 году победительницу премии Линду Грант обвинили в плагиате — в анонимных письмах, отправленных в одну из британских газет, утверждалось, что в своей книге When I Lived in Modern Times (на русском ее нет) об эмиграции молодой еврейки из Великобритании в Израиль она использовала фрагменты работ исследователя Э. Дж. Шермана. Писательница и ее издательский дом были в шоке: Грант лично общалась с Шерманом, тот дал разрешение себя цитировать, а его книга была указана в списке источников. В итоге Грант назвала обвинения «злобной травлей», а последующие издания ее книги включили переписку между издательствами Грант и Шермана, подтверждающие ее правоту. 

В свою очередь, номинантка 2021 года, трансгендерная писательница Торри Питерс столкнулась с онлайн-травлей. Против ее включения в короткий список было опубликовано полуанонимное открытое письмо, в котором ряд подписантов использовали в качестве псевдонимов имена Эмили Дикинсон и Дафны Дюморье и настаивали, что трансгендерным женщинам места в женской премии быть не должно. Письмо возмутило литературное сообщество: против него высказались, например, номинантка Букера Элиф Шафак и другая участница длинного списка Women’s Prize, ирландка Нише Долан.

Торри Питерс. Источник: womensagenda.com.au
Торри Питерс. Источник: womensagenda.com.au

Американская писательница Джоан Харрис задала закономерный вопрос: если авторы письма так уверены в своей правоте, для чего нужно было прятаться за именами мертвых литературных знаменитостей, чье мнение на эту тему мы уже никогда не узнаем? Организаторы премии тоже поддержали Питерс и не стали менять своего решения. Так что в этом году писательница будет соревноваться с Сюзанной Кларк, Брит Беннетт, Йаа Гьяси, Чери Джонс, Клэр Фуллер и Патрисией Локвуд, и уже 8 сентября мы узнаем имя победительницы.

Как и в случае с Букеровской премией, книги-номинанты Women’s Prize for Fiction часто посвящены реальным историческим событиям. Помимо собственно исторических романов, среди победителей можно найти и семейные драмы, и фантастические антиутопии, и современные переложения древнегреческих мифов. Вот несколько книг, номинировавшихся на премию и выигрывавших ее в разные годы. 

Энн Пэтчетт, «Бельканто», победа в 2002 году

Сюжет романа «Бельканто» американской писательницы и журналистки Энн Пэтчетт основан на реальных событиях: в 1996 году японское посольство в Перу в самом разгаре вечеринки захватили террористы Революционного движения им. Тупака Амару. В заложники попали 490 человек: дипломаты, бизнесмены и члены их семей (причем 72 человека из числа захваченных провели в посольстве больше четырех месяцев). У Пэтчетт среди заложников оказываются вымышленная оперная певица Роксана Косс и японский магнат Кацуми Хосокава. На фоне теракта между Косс и Хосокавой начинается роман, а переводчик Хосокавы Гэн влюбляется в одну из террористок по имени Кармен. Критики неоднозначно отнеслись к стремлению Пэтчетт очеловечить террористов: одни посчитали, что писательнице это удалось, другие же отметили излишнюю сентиментальность и нереалистичность персонажей. По книге в 2017 году был снят одноименный фильм, где главные роли исполнили Джулианна Мур и Кен Ватанабе.  

Чимаманда Нгози Адичи, «Половина желтого солнца», победа в 2007 году

В основу сюжета романа «Половина желтого солнца» нигерийской писательницы Чимаманды Нгози Адичи тоже легли реальные трагические события, а именно кровопролитная гражданская война в Нигерии, продолжавшаяся с 1967 по 1970 год. Вынесенная в название фраза описывает флаг самопровозглашенного государства Биафра, создание которого в восточной Нигерии и послужило поводом для начала конфликта. Книга Адичи рассказывает о жизни нескольких персонажей: семейная пара преподавателей университета Оланна и Оденигбо, мальчик-подросток Угву, прислуживающий в их доме; сестра Оланны Кайнене, занимающаяся бизнесом, и ее бойфренд, английский писатель Ричард. Их жизни радикально меняет война: кто-то из комфортной обеспеченной жизни попадает в лагерь для беженцев без воды и еды, кто-то присоединяется к армии, а кто-то пытается хоть как-то наладить жизнь пострадавших. По словам Адичи, родившейся через несколько лет после окончания войны, роман был попыткой осознать, через что прошли ее страна и ее семья в этот страшный период.

Мария Семпл, «Куда ты пропала, Бернадетт?», номинация в 2013 году

Роман «Куда ты пропала, Бернадетт?» американской писательницы и сценаристки Марии Семпл посвящена кризису в обыкновенной американской семье: незадолго до Рождества и запланированной поездки с мужем и дочерью в Антарктику бесследно исчезает мать семейства, Бернадетт Фокс. С точки зрения окружающих Бернадетт ведет себя странно — она страдает от агорафобии, всегда носит черные очки и избегает общения с людьми. При этом когда-то женщина была талантливым архитектором и выиграла престижный грант на строительство дома, но с тех пор почему-то потеряла всякий интерес к карьере. Роман состоит из писем и бумаг героини, в которых пытается разобраться ее шестнадцатилетняя дочь Би — в результате девочка узнает больше о «странном» поведении своей матери, а заодно и о неприглядных поступках окружающих, которые привели к ее исчезновению. Книга была экранизирована режиссером Ричардом Линклейтером, а роль Бернадетт сыграла Кейт Бланшетт.

Наоми Алдерман, «Сила», победа в 2017 году

Фантастический роман-антиутопия «Сила» британской писательницы и сценаристки компьютерных игр Наоми Алдерман рассказывает о том, что было бы, если бы у женщин на Земле вдруг появилась способность испускать из пальцев электрический ток. Начало книги переносит читателя на пять тысяч лет вперед, во времена окончательно победившего матриархата — молодой автор Нил Адам Армон (анаграмма имени самой Алдерман) приносит известной писательнице Наоми свою рукопись о том, как в далеком прошлом (то есть примерно в наши времена) мужчины правили миром, но неожиданное появление суперсил у женщин навсегда изменило положение дел. Героини этой «книги в книге» реагируют на новые способности по-разному, но если сначала они пытаются бороться за справедливость и наказывать своих обидчиков, то со временем начинают захватывать власть с помощью силы — точно так же, как это раньше делали мужчины. По словам Алдерман, на написание романа ее вдохновило общение со знаменитой канадской писательницей Маргарет Этвуд. Сейчас по мотивам «Силы» сервис Amazon снимает сериал из десяти эпизодов.

Камила Шамси, «Домашний огонь», победа в 2018 году

Седьмой роман пакистанско-британской писательницы Камилы Шамси «Домашний огонь» не только выиграл Women’s Prize, но и попал в короткий список Букера в 2017 году. Шамси переосмысливает древнегреческую трагедию об Антигоне, и подобно оригинальному произведению Софокла делит свой роман на пять частей, каждая из которых происходит в новой локации: Великобритании, США, Турции, Сирии и Пакистане. Только вместо героев из мифов здесь главные персонажи — семья британских мусульман. Старшая сестра Исма вынуждена заботиться о младших сестре и брате, близнецах Анике и Парвизе, после смерти их родителей. Отец семейства, джихадист, был схвачен и убит много лет назад по пути в американскую тюрьму Гуантанамо — и теперь его сын Парвиз идет по его стопам, присоединившись к террористам и уехав в Сирию. Аника пытается спасти брата и вернуть его в Англию, соблазнив сына министра МВД Великобритании. Однако у нее ничего не получается: Парвиза убивают, и теперь сестра добивается, чтобы семье вернули его тело.

картинка банера
Наше новое медиа Bookmate Review — раз в неделю, только в вашей почте
Подписаться

Читайте также:

Рассказываем про материалы 2020 года, которые читали больше всего Букмейт 20 лучших материалов Bookmate Journal 2020 года Советы гениев, лживые писатели, нестыдные сериалы и очень смешной тест. Что почитать на каникулах Опра Уинфри с гостями обсуждает книги / nytimes.com Истории Опра Уинфри и ее самый известный в мире книжный клуб Как суперзвезда из телевизора заставила миллионы американцев полюбить чтение Людмила Улицкая / mstrok.ru Интервью «Вы вскакиваете посреди ночи с идеей нового сюжета?» Глупые вопросы Людмиле Улицкой Пожалуй, самое необычное интервью российской писательницы Иллюстрация: Francesca Vasile, Blai Baules / Stocksy Agency Книги Почему в художественной литературе почти ничего нет про месячные Отвечают писатели, психологи, критик, учительница, филолог и журналист Андре Асиман с котом. Фотограф: Paul Maffi. Источник: interviewmagazine.com Интервью Андре Асиман: «Табу существуют из-за того, что мужчины очень многого боятся» Автор «Назови меня своим именем» — о стеснительности, любви к Гоголю и языке грязного белья и полотенец Тэффи (Надежда Лохвицкая), Париж, конец 1920-х — начало 1930-х. Фото: П.Шумов / wikipedia.org Писатели Ее рассказами зачитывались и простые рабочие, и Иван Бунин, и император. Жизнь и юмор Тэффи Писательница с издевательским взглядом, изменившая отношение к «дамской стряпне»