18+
Иллюстрация из книги Of Cats and Men: Profiles of History's Great Cat-Loving Artists, Writers, Thinkers, and Statesmen Hardcover. Иллюстратор Sam Kalda. Источник: samkalda.com
Иллюстрация из книги Of Cats and Men: Profiles of History's Great Cat-Loving Artists, Writers, Thinkers, and Statesmen Hardcover. Иллюстратор Sam Kalda. Источник: samkalda.com
Станислав Тимонов |

Диктатура читателей: как писатели меняют свои книги под давлением аудитории

Братья Гримм заменяют злых мам на мачех, Конан Дойл оживляет Холмса, Джоан Роулинг извиняется за смерть Добби

Писателям часто приходится считаться с чувствами аудитории, а порой и с нездоровым фанатизмом поклонников. Рассказываем о самых ярких случаях того, как любовь публики превратилась в читательский абьюз.

Не делай добра

Мэрион Брэдли. Источник: www.kinopoisk.ru
Мэрион Брэдли. Источник: www.kinopoisk.ru

Авторы фанфиков своими силами расширяют мир, выдуманный автором. Вот только для писателя это может стать настоящей проблемой, как в случае с Мэрион Брэдли, автором цикла фэнтези-романов «Туманы Авалона» и «Дарковер».

Мэрион приветствовала создание фанфиков, а некоторые из них даже рецензировала. И все были довольны, пока однажды автор не обнаружила в рассказе фанатки идею, невероятно похожую на ту, которую Мэрион параллельно пыталась воплотить в новом романе.

Не предвидя никаких проблем, Брэдли написала фикрайтеру, предложив небольшую плату и даже упоминание в книге. Но девушка оказалась тем еще Скруджем и потребовала половину гонорара и полноценное соавторство, пригрозив писательнице иском в случае публикации книги без соблюдения ее условий.

Судебные тяжбы явно не входили в планы Мэрион, и она предпочла прекратить работу над горе-романом. С тех пор писательница не поощряет создание фанфиков по своим произведениям, а ее злоключения внесли немалую лепту в формирование негативного отношения многих писателей к фанфикшену. В их числе — Джордж Мартин, который упоминает этот случай в своем блоге.

Нестрашные сказки

Портрет Братьев Гримм. Источник: culture.ru
Портрет Братьев Гримм. Источник: culture.ru

Забавно слышать, как некоторые родители говорят: «Сколько насилия в современных мультиках. То ли дело старые добрые сказки!»

Но старые сказки были настоящими историями ужасов с кровью, насилием и сексом. Над доведением народного творчества до ума потрудилось не одно поколение чадолюбивых цензоров. И первыми ежовую хватку родительской заботы почувствовали на себе братья Вильгельм и Якоб Гримм.

Начали немецкие исследователи фольклора за здравие. Мечтая сохранить и передать потомкам народные сказания в их оригинальном виде, в 1812 году братья выпустили свой первый сборник под названием «Детские и семейные сказки». Однако благородные желания писателей сошлись в неравной битве с самыми грозными цензорами — матерями и церковью. Одним сказки в сборнике Вильгельма и Якоба показались слишком мрачными, а другим — недостаточно христианскими.

Решив и рыбку съесть, и злопыхателям угодить, братья Гримм внесли первые значительные изменения в свои произведения: превратили всех злобных мам в не менее злобных мачех и убрали любые намеки на секс до брака.

Так, из сказки «Рапунцель» братья вырезали момент, когда длинноволосая принцесса озадаченно спрашивает у матери, почему же ее платье теперь жмет в области живота. Смекнув, что, сидя в высокой башне, дочка не могла пристраститься к пельменям и потолстеть, мать моментально поняла, в чем проблема — Рапунцель забеременела во время ее тайных свиданий с принцем.

Своими правками Якоб и Вильгельм запустили процесс выхолащивания, который продолжается по сей день. После всех чисток и трансформаций невозможно себе представить, что Красная Шапочка, обманутая волком, поужинала собственной бабушкой, а Спящая Красавица очнулась не от поцелуя прекрасного принца, а благодаря ребенку, которым одарил ее во сне блудливый король.

Воскресение Шерлока

Cэр Артур Конан Дойл. 1928 год. Источник: globallookpress.com
Cэр Артур Конан Дойл. 1928 год. Источник: globallookpress.com

Конан Дойл крепко невзлюбил своего героя. Да, истории о Шерлоке Холмсе принесли славу и достаток молодому врачу, который и не грезил о карьере писателя. Но амбициозный Дойл не хотел навсегда остаться «писателем на коленке» и считал свои детективные произведения халтурой. Рассказы о частном сыщике его тяготили, отнимали время и силы, которые он думал потратить на серьезные исторические романы. Наконец, писатель решил разделаться с Шерлоком и громогласно слил персонажа вместе с его главным врагом в Рейхенбахский водопад. Поклонники были в шоке. Запустился процесс принятия горя.

Отрицание: читатели решили, что автор водит их за нос. Мол, падение в водопад — это лишь клиффхэнгер, и Шерлок непременно вернется. Но шли годы, новыми историями о мастере дедукции и не пахло. Фанаты начали хмурить брови и пришли к выводу, что Конан Дойл их жестоко обманул.

Гнев: возмущенные страдальцы разразились пикетами, на которых мелькали плакаты «Даешь Холмса!».

Торг: от журнала, в котором публиковался Конан Дойл, отписалось около 20 тысяч читателей.

Депрессия: некоторые надевали на руки траурные повязки в память об ушедшем из жизни детективе.

Смирение: никакого смирения, дорогие друзья! Терпение и вопли фанатов прогнут любого писателя.

Ходит миф, будто сама королева Виктория написала Конану Дойлу с завуалированной просьбой продолжить историю горячо любимого ею детектива. Через восемь лет творческих исканий и непрерывного давления со всех сторон свет увидела ретроспективная повесть «Собака Баскервилей». А еще два года спустя Конан Дойл сдался окончательно и оживил Холмса, объяснив чудесное возвращение сыщика после падения в Рейхенбахский водопад тем, что он туда не падал.

От фаната до фанатика — один шаг

Стивен Кинг. Источник: teletype.in
Стивен Кинг. Источник: teletype.in

Угрозы судебными исками и паразитирование на чужих произведениях не самое страшное, что писатель может ожидать от поклонников. Для некоторых фанатов книги становятся волшебным пинком, подталкивающим их к противоправным действиям.

В 1970-х годах Стивен Кинг под псевдонимом Ричард Бахман написал роман «Ярость». В нем говорится о мальчике по имени Чарли Декер, который однажды вместо завтрака и учебников принес с собой в школу револьвер, застрелил двух учителей и захватил в заложники своих одноклассников. Спустя несколько лет после публикации романа случился реальный захват заложников в школе одним из учеников, а в его шкафчике впоследствии нашли томик «Ярости». Вскоре на Кинга обрушилась критика любителей спихнуть ответственность за воспитание детей на книги, и он попросил издателей изъять роман из публикации.

Позже мастер ужасов написал эссе «Guns», в котором призвал поддержать запрет на продажу и хранение полуавтоматического оружия и объяснил, почему решил остановить публикацию «Ярости». Он посчитал, что книга могла быть катализатором, усилившим гнев и агрессию сломленных подростков, и сравнил произведение с канистрой бензина, которую не стоит оставлять рядом с ребенком.

Подобное произошло и с Уильямом Пауэллом, создателем знаменитой «Поваренной книги анархиста». В ней не было рецептов супчиков для любителей свободы и самоуправления, зато были инструкции по изготовлению взрывчатки, ядов и наркотических веществ. Пауэлл написал книгу в 19 лет в знак протеста, будучи уверенным, что насилие — единственный способ напомнить государству о своих правах. Но из-за участившихся случаев расстрелов в школах, организаторы которых читали «Поваренную книгу…», автор пожалел о ее создании, отрекся от нее и неоднократно просил издателей прекратить публикацию произведения. Издатели отказывались останавливать печать книги, но, несмотря на это, ее не раз изымали из оборота спецслужбы и запрещали во многих странах мира (у нас «Поваренная книга…» входит в Федеральный список экстремистских материалов).

Джоан Роулинг и тысяча извинений

Джоан Роулинг. Источник: news.cgtn.com
Джоан Роулинг. Источник: news.cgtn.com

В заключительном романе поттерианы Джоан Роулинг решила побыть немного Джорджем Мартином. По неисповедимой воле создательницы погибло много любимых фанатами персонажей, а любовные линии завершились совсем не так, как того хотели читатели.

Спустя семь лет после публикации «Даров Смерти» Джоан Роулинг положила начало традиции ежегодных извинений перед поклонниками. Первым делом в 2014 году она попросила прощения за то, что Гермиона вышла замуж за Рона, а не Гарри. «Я знаю и слышу выражения ярости и негодования, которые это вызывает у некоторых поклонников… Это был выбор, который я сделала по чисто личным причинам, а не ради достоверности», — повинилась тогда писательница.

Извиняться Джоан, по всей видимости, понравилось, и ее сожаления стали регулярными. Приурочивая свои твиты ко дню победы добрых волшебников во Второй магической войне, она на данный момент успела раскаяться (осторожно, спойлеры!) в убийстве Фреда Уизли, Римуса Люпина, профессора Снегга и свободолюбивого эльфа Добби.

Причины, которые побуждают писательницу-миллионершу просить прощения за свое творчество, таинственны и полны мистики не меньше, чем коридоры Школы чародейства и волшебства. Для столь успешного, богатого и востребованного автора извинения, кажется, лишены любого прагматичного смысла. Вполне возможно, что Роулинг просто тонко троллит тех, кто искренне убежден, что писатели должны выстраивать сюжет произведения сообразно с читательскими ожиданиями.

Поделиться:

facebook twitter vkontakte