18+
Обложка книги «В финале Джон умрет» Дэвида Вонга
Обложка книги «В финале Джон умрет» Дэвида Вонга
Сергей Лысенко |

Пять самых страшных книг из серии «Мастера ужасов»

Необычные хорроры для любителей Стивена Кинга, Чака Паланика, Дэвида Линча и фильмов в духе «Пятница, 13-е»

В книжной серии «Мастера ужасов» издательства АСТ регулярно выходят новинки зарубежной хоррор-литературы. Мы выбрали пять самых необычных и жутких книг, авторы которых нашли способ взглянуть на жанр ужасов под необычным углом.

На первый взгляд завязка романа американского писателя Грега Ф. Гифьюна может обманчиво показаться знакомой и стандартной. В детстве Алан, Рик, Дональд и Бернард были неразлучными друзьями. Старых приятелей сводит страшное известие — Бернард, самый одинокий человек в их компании, совершил самоубийство.

Автор в начале довольно последовательно воспроизводит атмосферу «Оно» Стивена Кинга и «Таинственной реки» Денниса Лихэйна. Но бесславная смерть тихого неудачника становится только началом погружения в вязкое болото мрака и депрессии как для героев, так и для самого читателя. В точности как Лора Палмер из «Твин Пикса», мертвый герой становится причиной серии шокирующих событий, а найденные в его доме записи дают понять, что погибший вступил в связь с потусторонними силами и на протяжении многих лет совершал ритуальные убийства в округе.

Гифьюн намеренно выстраивает неторопливое и тягучее действие, погружая читателей в полный мрак, чтобы в финале все ружья с грохотом выстрелили прямо в доведенных до крайней степени отчаяния героев. Да и в отличие от большинства хоррор-историй, где персонажи проваливаются в кошмар из своего комфортного существования, в «Сезоне крови» вся жизнь людей и так похожа на тревожный лихорадочный сон, который не заканчивается пробуждением. В самом деле, кто решил, что настоящее зло можно победить?

Ирландский писатель Килан Патрик Берк играет со штампами из молодежных кинослэшеров вроде «Техасской резни бензопилой» и «Поворота не туда» с одним важным отличием: именно в тот момент, когда подобные фильмы заканчивались, начинается действие его романа. Ставшая уже классическим клише ужастиков последняя выжившая девушка в нужный момент сбегает из плена безумной семьи каннибалов и останавливает на шоссе случайную машину, которая должна увезти ее подальше от этого кошмара.

Если для каких-нибудь «У холмов есть глаза» или «Пятницы, 13-е» это стало бы финальной сценой, то для романа «Клан» это только завязка. Казалось бы, спасение найдено, и несчастная жертва уже едет в больницу, где ее будут круглосуточно охранять полицейские, но с этого момента в игру вступают убийцы, для которых завершить начатое — дело чести.

Большая часть книги написана именно от лица маньяков, и, несмотря на то что им невозможно начать сопереживать, читателю будет трудно противостоять влиянию их безумного мышления. Автор играет в постмодернистскую игру, переворачивая все каноны жанра с ног на голову: классический финал превращается в завязку, злодеи становятся протагонистами, а загнанная жертва — главной целью главных героев.

Американский писатель Джейсон Парджин, публикующийся под псевдонимом Дэвид Вонг, плевать хотел на любые жанровые устои и потому создал нечто за пределами знакомых литературных канонов. По сюжету романа «В финале Джон умрет», герои Дэвид и Джон случайно открывают дверь в другой мир, а потом в городе начинает происходить такое, что ни в одном кошмаре не приснится: люди-тени, клоны, слизняки, щупальца, твари и монстры, описания которым в человеческом языке нет.

Текст сочетает в себе параноидальность сюжетов Томаса Пинчона, запутанность и безбашенность прозы Чака Паланика, а также безумную психоделику монстров Лавкрафта, романтичную любовную линию и клише подростковых ужастиков.

Читатели этой книги обязательно разделяются на тех, у кого мозг начинает кипеть из-за происходящего бреда, и тех счастливчиков, которые смогут смириться с правилами игры, а вернее, их полным отсутствием. Вонг умудряется одновременно рассмешить и столкнуть с экзистенциальным ужасом, описывая правительственные заговоры, дающий сверхсилу наркотик, одержимых дьяволом собак и сосиску, по которой можно звонить, — все это подается под соусом черного юмора и запутывается благодаря приему ненадежного рассказчика. Все действие «В финале Джон умрет» может показаться либо сумасшедшим наркотическим бредом, либо бесконечным нездоровым кошмаром.

Творчество американского писателя Томаса Роберта Лиготти подойдет для ценителей подлинного ужаса, промозглого, дьявольского и необъяснимого, наследующего стиль и философию Лавкрафта. На идеях произведений этого мрачного затворника основаны взгляды героя Раста Коула из «Настоящего детектива», вплоть до дословных цитат.

По сюжету книг из сборника «Ноктуарий. Театр гротеска», в город присылают нового градоначальника, и вскоре размеренный быт местных жителей превращается в настоящий кошмар. Подлинная тьма проникает в офисные будни обыкновенных клерков, проклятая фабрика начинает производить монстров, а на Землю приходят боги — только люди, вызвавшие их, даже не представляют, с чем имеют дело и какую метаморфозу им предстоит увидеть.

Сам писатель характеризует свой хоррор-стиль таким примером: «Представьте, что одинокий человек вдруг просыпается во тьме и тянется к своим очкам, а кто-то из темноты вкладывает их ему прямо в руку». Подобные внезапные встречи с чем-то потусторонним и неизведанным — главная тема коротких новелл Лиготти. И буквально в каждом его произведении самое пугающее и безнадежное для героев состояние — это необходимость быть живым.

Пожалуй, «Химмельстранд» можно назвать самым выдающимся и оригинальным романом из всей серии «Мастера ужасов». Работая со страхом в жанровых произведениях, швед Йон Айвиде Линдквист всегда умудряется выйти за рамки и продемонстрировать привычное в новом ракурсе. Тут и переосмысление зомби-хоррора в «Блаженны мертвые», и покорившая всех реалистичная история на вампирскую тему «Впусти меня», которую на данный момент уже дважды экранизировали.

В «Химмельстранде» автор пошел еще дальше: четыре семьи, путешествующие в трейлерах и заночевавшие на стоянке в кемпинге, просыпаются в ином мире. Здесь нет солнца, нет ничего, кроме травы до самого горизонта, почва моментально впитывает кровь, все, что посажено в землю, начинает тут же расти. Каждый из героев оказался тут не случайно, но никто не может признаться в этом даже себе, пока на горизонте не появляется что-то странное. Что-то страшное. И оно движется к попавшим в ловушку людям.

По сути, это произведение — литературный аналог серии игр Silent Hill или киноработ Дэвида Линча — по-хорошему запутанное и непонятное ровно настолько, чтобы хотелось узнать ответы, а не отложить книгу в сторону. Каждый из героев в соответствии со своими грехами попадает в персональный ад. И каждый из символов важен и имеет значение, которое вам не разжевывают, а позволяют интерпретировать самому. А если учесть, что это только начало трилогии, остается только гадать, какие еще круги ада поджидают героев и читателей в следующей книге. Тем более что, по слухам, в продолжении главным действующим лицом является уже сам автор, а роман будет представлять собой причудливую смесь автобиографии и боди-хоррора в стиле фильмов Дэвида Кроненберга.

картинка банера пропала, извините
Наше новое медиа Bookmate Review — раз в неделю, только в вашей почте
Подписаться

Поделиться: