18+
Картина «Стрела Купидона» художника Уолтера Крейна, 1885 год. Источник: Wikimedia Commons
Картина «Стрела Купидона» художника Уолтера Крейна, 1885 год. Источник: Wikimedia Commons
Сергей Зобов |

От любовников до собак: кому посвящали свои книги Айн Рэнд, Джулиан Барнс и другие

4 удивительные истории об именах, на которые вы не обращали внимания

Посвящения в книгах — способ для писателя выразить благодарность важным для себя людям или даже животным. И в некоторых случаях первые строчки произведений скрывают за собой удивительные истории дружбы и любви.

«Моби Дик» Германа Мелвилла

Роман «Моби Дик» известен своей многослойностью — в нем уживаются приключенческая история, описание ремесла китобоев, библейские аллюзии и философский трактат. Даже посвящение писателю Натаниэлю Готорну, которое открывает роман, скрывает в себе отдельную историю. Мелвилл действительно преклонялся перед талантом Готорна. В рецензии на сборник рассказов «Мхи старой усадьбы» он заметил, что его книги должны печататься не тысячами, а сотнями тысяч экземпляров. 

Незадолго до публикации романа «Алая буква», который сделал Готорна известным на весь мир, писатели встретились на пикнике, организованном общим знакомым. Это была их первая встреча, до этого они только заочно обменивались комплиментами в рецензиях на произведения друг друга. Автор «Алой Буквы» был старше Мелвилла на 15 лет, но разница в возрасте не помешала им стать друзьями. Мелвилл быстро оказался желанным гостем в доме Готорна и в один из визитов показал другу черновик «Моби Дика». Тот прочитал книгу о китобоях и предложил изменить ее, превратить в аллегорическую притчу о человеческом существовании. Мелвилл не смог отказать и переписал роман, чтобы он соответствовал высоким стандартам своего друга. Так получился тот «Моби Дик», который мы знаем — многогранный шедевр мировой литературы. Поэтому посвящение можно оценить и как благодарность за участие в написании романа.

Когда писатели не виделись, они постоянно обменивались письмами. Их переписка дает повод для еще одного взгляда на посвящение. Письма Мелвилла иногда пересекали границу дружеского общения. В них проскальзывали романтические и даже эротические образы.

«Откуда ты взялся, Готорн? По какому праву ты пьешь со мной из одной чаши жизни? И когда я прикладываю ее к своим губам, то чувствую, что губы мои уже словно не мои, а твои».

Письма Готорна к Мелвиллу не сохранились, и нельзя сказать точно, какими были отношения писателей. Но посвящение в «Моби Дике» можно расценить как признание в любви, пусть и дружеской. При этом спустя два года знакомства Готорн резко разорвал отношения с Мелвиллом. О причинах этого разрыва остается только догадываться.

«Атлант расправил плечи» Айн Рэнд

В современных изданиях роман Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» открывается посвящением мужу писательницы, с которым она познакомилась на съемочной площадке. Одинокая беженка из России, она работала статисткой в кино. На съемках фильма «Царь царей» она увлеклась актером Фрэнком О’Коннором и подставила ему подножку, чтобы был повод познакомиться. Через два года, в 1929-м, они поженились.

Фрэнку Рэнд посвятила роман «Источник», свой первый литературный успех. Особой популярностью книга пользовалась у подростков, среди которых был 14-летний Натан Блюменталь. Он написал Рэнд письмо, оставшееся без ответа. Спустя четыре года Натан написал ей еще раз и получил ответ вместе с приглашением в дом писательницы, где стал частым гостем. Вскоре он сменил имя и фамилию на Натаниэль Бранден. Добился статуса «интеллектуального наследника» Рэнд, а потом стал ее любовником, несмотря на разницу в возрасте: писательнице было 49 лет, а Натаниэлю 24. Рэнд пренебрегала общепринятыми взглядами на отношения и не стала скрывать от мужа связь на стороне. Фрэнку пришлось дважды в неделю уступать квартиру любовникам и уходить в бар, чтобы залить алкоголем обиду.

Спустя 14 лет работы, в 1957 году, вышел роман «Атлант расправил плечи». Рэнд посвятила свою главную книгу мужу и… любовнику. После выпуска книги писательница была так вымотана, что прервала отношения с Натаниэлем. Он только обрадовался этому, поскольку перестал испытывать влечение к Рэнд и начал отношения с моделью Патрицией Скотт. Однако вскоре Рэнд захотела восстановить их связь и узнала о новых отношениях любовника. Тогда ревность и обида оказались сильнее свободных взглядов. Писательница исключила Натаниэля из ближайшего окружения и уволила с должности представителя. В довершение Рэнд попросила убрать из будущих изданий «Атланта» ту часть посвящения, которая касалась Натаниэля.

«Долина кукол» Жаклин Сьюзанн

Американская писательница Жаклин Сьюзанн всегда хотела быть звездой, и в посвящении к своему бестселлеру «Долина кукол» она отдала должное тем, кто помог ей стать известной: любимому пуделю Жозефине и мужу Ирвингу Мэнсфилду. Посвящение выглядит двусмысленным и ироничным, ведь благодарность Ирвингу вынесена в примечание. Однако это было частью продуманной стратегии.

В 1940-х и 1950-х Жаклин была театральной актрисой, моделью и телеведущей. На телешоу она часто появлялась со своим пуделем Жозефиной. Собака быстро стала любимицей зрителей, а Жаклин была известна в основном как хозяйка Жозефины. Как настоящую знаменитость, пуделя узнавали прохожие на улице и просили его погладить. В 1962-м Жаклин издала книгу «Жозефина», которая описывала жизнь питомицы. Со стороны казалось, что Ирвингу не досталось столько любви, сколько она отдавала собаке. Она готовила еду для Жозефины, но не делала этого для мужа.

Жаклин Сьюзанн со своими пуделями в 1963 году. Источник: luxfon.com
Жаклин Сьюзанн со своими пуделями в 1963 году. Источник: luxfon.com

Когда карьера актрисы и модели подходила к концу, Ирвинг предложил жене написать роман о том, что она знала лучше всего — о мире Голливуда и молодых актрисах, которые подсаживаются на амфетамины и барбитураты, чтобы не отстать в гонке за славой и богатством. Во время работы над романом Жаклин перенесла рак груди и удаление молочной железы. С последствиями болезни ей помог справиться Ирвинг. Когда «Долина кукол» была закончена, они вместе отправились в книжный тур.

Тур в поддержку «Долины кукол», который Жаклин и Ирвинг придумали вместе, стал революцией в продвижении книг. Они организовали встречи с читателями, рекламу на телевидении, радио и газетах, много общались с продавцами книги и рассылали им письма с благодарностями. Проследили, чтобы дизайн обложки был как можно более привлекательным. Жаклин приносила пончики и кофе водителям грузовиков, которые развозили ее книги, обязательно в присутствии журналистов. На фотографиях Жаклин оттачивала личный бренд, свой рекламный образ: яркий макияж и украшения, стильное платье, в тон к которому одета и Жозефина. Ирвинг либо не появлялся в кадре, либо оставался в стороне. Яркий образ Жаклин был превыше всего, ведь он помогал продавать книги без оглядки на мнение критиков.

Книги Джулиана Барнса

Большую часть написанного Джулиан Барнс посвятил своей жене Патрисии Олив Кавана. Чаще всего «Патрисия» он сокращал до краткого и нежного «Пат». Барнс не стеснялся сентиментальности и тяги к семейной жизни с налетом скуки. Так он описывал фантазии о тихой старости: «Я радостно предвкушал долгую совместную жизнь, постепенное замедление и успокоение хода вещей, пору общих воспоминаний».

Барнс и Кавана познакомились в 1979 году и поженились. Обыденная и даже немного банальная история любви: писатель и его литературный агент. Уже в начале 1980-х брак прервался, потому что Кавана оставила Барнса ради романа с писательницей Джанет Уинтерсон, но вскоре вернулась. Первое посвящение Пат появилось в романе об измене и ревности «До того, как она встретила меня». Но Барнса сложно упрекнуть в желании уколоть жену, он всегда был на ее стороне и безоговорочно любил. Когда в 1995 году писатель Мартин Эмис ушел от Пат к другому литературному агенту, Барнс публично разорвал с ним отношения — хотя раньше они были друзьями. А в одном из своих шедевров, книге «Истории мира в 10 ½ главах», ту самую половинную главу Барнс начал с описания спящей жены и развил в размышление о природе любви.

В марте 2008 года была издана книга «Нечего бояться», большое эссе Барнса о страхе смерти. В этом же году в сентябре Пат неожиданно потеряла сознание на улице. Вопреки мечтам Барнса о замедлении и успокоении все произошло стремительно. Между диагнозом «опухоль мозга» и смертью прошло всего 37 дней. Спустя три года, в 2011-м, вышли первые книги, которые Барнс написал после смерти жены: роман «Предчувствие конца» и сборник рассказов «Пульс». Они открывались строкой «Посвящается Пат». С нее же начинался роман «Шум времени» и сборник эссе «Открой глаза». Только недавно Барнс оставил эту привычку. Две последние его книги «Одна история» и «Портрет мужчины в красном» посвящены уже другим людям.

«Мы прожили вместе тридцать лет. Мне было тридцать два года, когда мы познакомились, и шестьдесят два, когда она умерла. Сердце жизни моей; жизнь сердца моего».

Книги Джулиана Барнса, которые он посвятил своей жене Пат:

картинка банера пропала, извините
Наше новое медиа Bookmate Review — раз в неделю, только в вашей почте
Подписаться

Поделиться:

Читайте также:

Фото: Ellie Burgin / pexels.com Истории Приключения писателей после смерти: 7 кладбищенских историй Могилу Пушкина хотели взорвать, прах Данте постоянно перепрятывали, а Эдгара По посещает таинственный незнакомец Картина «Заключённый», художник Николай Ярошенко, 1878 год. Источник: wikipedia.org Истории «Смерть Артура», «120 дней Содома» и другие знаменитые книги, написанные за решеткой Тюремные шедевры Маркиза де Сада, Николая Чернышевского, О. Генри и Эдуарда Лимонова Иллюстрация к повести Чарльза Диккенса «Рождественская песнь в прозе». Художник Габлот Найт Браун, 1837 год. Источник: Internet Archive Book Images Истории Хемингуэй не писал про детские ботиночки, а Холмс не говорил «Элементарно, Ватсон» И еще несколько историй, в которые верят до сих пор: от Диккенса с Рождеством до отравительницы Бронте Иллюстрация: Joey Guidone / boredpanda.com Истории Как издательства не хотели публиковать книги Хемингуэя, Оруэлла и других великих писателей Кого-то посчитали слишком скучным, у кого-то «книга была ужасной», а кто-то рассорился с издателем (потому что может себе позволить) Иллюстрация: Gérard DuBois / opinionator.blogs.nytimes.com Писатели Грибоедов, Кафка, Мелвилл и другие писатели, которые прославились после смерти Как из-за цензуры, гендерных стереотипов и непринятия церкви авторы оставались неизвестными Фрагмент иллюстрации с обложки романа «t.» Виктора Пелевина / Издательство «Азбука-классика» Книги Герой не своего романа: великие писатели в роли персонажей книг Толстой в боевике Пелевина, Флобер в расследовании Барнса, Диккенс в мистическом триллере Симмонса