18+
Обложка книги «Елочка и рептилоиды. 500 историй про Новый Год, собранных проектом PostPost.Media»
Обложка книги «Елочка и рептилоиды. 500 историй про Новый Год, собранных проектом PostPost.Media»
Bookmate Journal |

Оливье, дерьмодемоны и пустой поезд: истории про неудавшийся Новый год

А еще кот-вредитель, пожар в гостинице и заяц в кровавых пятнах

Для книги «Елочка и рептилоиды» проект PostPost.Media собрал 500 историй о нелепых и неудавшихся праздниках, вере в Деда Мороза, утренниках и странных нарядах. Мы выбрали несколько таких рассказов, которые могут одновременно рассмешить, опечалить и создать ощущение новогоднего чуда.

Сломанный туалет и 0,5 коньяка: что может пойти не так в новогоднюю ночь

Однажды мои родители решили позвать на НГ гостей. Нюшу (пяти лет) отвели к бабушке, а меня отправили к двоюродному брату (его родители были в числе гостей). Мы с братом, два 15-летних оболтуса, с сомнением посмотрели на сервированный на двоих с шампанским столичек со свечой (у него мама — художница, и ее прорвало на дизайн), и брат предложил срочно созвать тусу. Пришли десяток парней с водкой. Очень доброжелательно и деликатно набухались в свинарник. Я снова задумалась. И попросила отвести меня в больницу к лежащему там учителю истории (абсолютно безмозглому еврейскому юноше). Самый трезвый из братовых друзей меня отвел (четыре километра в пургу, мы привыкшие). Юноша впечатлился. Охреневшие медсестры поржали, угостились моими печеньками и уложили меня спать в свободной палате. Наступил полный покой и Новый год. Это все была преамбула, потому что история на самом деле не про меня, а про моих родителей. Ровно после первого новогоднего тоста кто-то из МНОГОЧИСЛЕННЫХ гостей сходил в сортир и засвидетельствовал бурный приход дерьмодемона. Аварийка приехала в три. К тому моменту мужчины водили дам в гаражи, часть гостей помогала родителям таскать ведра на помойку, а мама и тетя уже осознали, что Андрюша очень странным голосом четвертый час отвечает, что «Ася в туалете». Брат спьяну забыл все мои инструкции, решил, что текст «она выпила, блеванула и спит» — плохой, и сменил пластинку. Тема про туалет показалась мамам подозрительной. Дождавшись починки сортира и уложив гостей вповалку, они выслали отцов (и третьего дядю) изучить проблему. От моего дома до братова двенадцать километров, из которых два с половиной — мост через Обь. Ветер. Пурга. Новый год. Пять утра. Единственная попутка, которую они вообще встретили, была говновозка. Да-да. Да, они не влезли в кабину. Водитель разрешил им прицепиться где-то за бак. На середине моста один из дядьев чуть не сорвался (пурга, минус 15), но второй его втащил назад. Фильм «Экипаж», вторая серия. Кто-то из них обморозил нос, но быстро спохватились и оттерли. В квартире обнаружили — УРА!!! совершенно исправный сортир, кучу пьяных мальчишек и ни одной Аськи. Через 20 минут были в больнице. Итак, я сплю. На соседней койке басом храпит микроскопическая медсестричка. Влетает другая в полной панике:

— Асенька!!!! Там твой папа!!! Трое!!! Усатые!!!

Я, в ужасе:

— У моего папы нет усов!

— Да-да! Средний без усов!

Спускаюсь вниз. Там уже стоит, качаясь, как былинка, еврейский юноша и бессвязно объясняет, что ему позавчера делали пункцию позвоночника, так что посягать на мою невинность он не смог бы, даже если бы ему в голову и приперлась такая *** (ерунда — прим. ред.) в палате с шестью соседями. Отцы берут меня за бока и везут домой, почти молча. Ну то есть они ничего не говорили, но кто-то из них постоянно непроизвольно ржал. (Asya Mikheeva)

Наступал 1993 год… Водяного Петуха. Кто-то мне сказал, что его НЕПРЕМЕННО нужно встретить, хорошенько выпив. Пила я тогда почти никак, так что 0,5 коньяка отрубили мне мозг напрочь. В процессе распития мне пришла (в отлучившийся мозг) отличная идея — встретить НГ с друзьями в Киеве. Я поехала на вокзал, купила билеты на поезд в 19 часов… Добралась до своего места — и уснула. Очухалась часов в одиннадцать — в холодном, темном, но звенящем стаканами вагоне. Только тут до меня дошло, что НГ я встречу в нем. Но мне было так плохо, что я застонала, отвернулась к стенке и заснула дальше. Так себе НГ вышел, в общем. (Vika Ryabova)

2003, я с приятелем еду в Питер, я на поезде, он 31 утром самолетом, причем он прилетает раньше. Он в Питере ни разу не был, и ко всему прочему ливанец. Логистическая эквилибристика приводит меня к комбинации «я с вокзала еду за ключами к тете на работу, друга в аэропорту встречает парень моей подруги, к которой мы потом 1 января едем в лагерь под Питером, она там работает вожатой». План выполнен, вот только парню подруги негде встречать Новый год, и он всеми силами примазывается к нам. В результате мы втроем оказываемся в гостях у другого приятеля на Староневском, с чучелом пингвина в серебряном галстуке, парень подруги флиртует с мамой приятеля, напивается, падает головой в банку со шпротами, отчаянно пахнет рыбой. Потом его за хамство выгоняют на улицу, но разруливаем, рыбного друга возвращают, продолжаем. Потом меня папа приятеля пытается зажать в уголке, разруливаем, продолжаем. Потом приходит еще товарищ с бутылкой виски, который умудряется полапать моего горячего арабского приятеля — тут начинается форменная драка, но и это разрулили. К открытию метро мы дружно идем пешком, горячие парни периодически вяло пытаются драться. Пахнущий шпротами парень, видимо, совсем заскучал, так как сумел сагитировать нас чуть ли не сразу ехать за город, в пионерлагерь. Утро первого, Балтийский вокзал, бодрые лыжники и сонные мы. И сонный пионерлагерь, там ждали гостей только к вечеру. Нам выделили двухэтажную кровать, на которой было сладко дремать, но рыбный приятель хотел экшена, и тряс кровать с требованием — пойдемте бить Деда Мороза! Мы не присоединились к этому увлекательному сценарию, и не зря: проснувшись, мы узнали, что шпротовый товарищ подрался с каким-то ребенком и его выдворили из лагеря, и вследствие этого всех гостей на вечернем мероприятии надо будет перечислить, а у подруги немного уже и так испорчена репутация, и она попросила друга сказать, что мы приехали к нему. Мы, голодные нелегалы, бродили до вечера по лагерю, вспоминая оставшиеся дома вкусняшки, и прятались от руководства. Руководство устроило новогодний вечер 2.0 для вожатых, с полностью записанным на видео посланием президента и прочим, с роскошным столом, но попросило представить своих гостей. Мы с арабским приятелем встаем, немая сцена, затем наш «прикрывающий» откашливается: «…А ко мне приехали мальчик и девочка!» В общем-то, разные с тех пор были года, но чудесатее того, пожалуй, не было. (Natalia Sinelnik)

1980-е годы, с едой не очень. Ее просто нет. Но к НГ стол должен ломиться! В душной хрущевской кухоньке парится и варится, все поверхности заставлены, открыта форточка. За окном темно и льет дождь (в Краснодаре 31 декабря это норма). У нас с мамой остался последний рывок. Пирог курник. Много слоев, ювелирная сборка, но самое сложное – ак-ку-у-у-уратно-о-о распределить верхний тонкий слой текста так, чтобы он не порвался. Натягиваем вдвоем, с разных сторон, хорошенько защипываем. Мы с мамой выдыхаем и на минутку уходим из кухни. Здоровый противень с пирогом остается на табуретке перед разогревающейся духовкой. Тем временем наш сиамский кот возвращается через форточку с прогулки. Итог – оригинальное украшение пирога в виде грязных, очень четких кошачьих следов. От края до края. До сих пор загадка — как он не порвал тесто и не уронил противень? Подарок запомнился. (Vasilina Kopylova)

Еще в студенчестве поехали отмечать с друзьями Новый год на дачу. Всю еду и алкоголь упаковали в огромную корзину, корзина выглядела так, что ее невозможно забыть. Конечно же, мы ее забыли. На улице, возле машины. Пропажу обнаружили уже на даче, но успели купить какую-то съедобную ерунду в ларьке. Очень хочется верить, что корзину кто-то нашел и все-таки съел. (Ira Zavyalova)

Я попросила папу, чтоб шампанское хлопнуло, и вот под бой курантов папа открывает бутылку, и пробка вылетает пулей прямо мне в челюсть. Было очень больно, но еще больше обидно. Сейчас уже не помню, был ли синяк. Спустя годы смеемся над этой историей. Еще нам соседи устроили 1 января засор в туалете, и вот елка, мишура, огоньки мигают, а через квартиру ходят сантехники в кирзовых сапогах и с сантехническим тросом. (Илария Гетьман)

Самый запоминающийся день 31 декабря я провела в ресторане в итальянских Альпах, глядя в панорамное окно, как горит наша гостиница. С двумя ревущими детьми. Один рыдал из-за подарков, второй по приезде неожиданно заболел ветрянкой с температурой под 40. К ночи гостиницу потушили. Сгорел ресторан, крыша и верхние этажи. Нам повезло, что наше крыло осталось целым. В ресепшн поставили столы и ящики с вином. Еду, похоже, собирали со всех окрестных едален. Так и встретили Новый год — с выбитыми окнами, стеклом и пеной под ногами и в легком дыму. (Tatiana Gavrilko)

Заказали с друзьями трамвай, но меня свалил сильный грипп. Трамвай из солидарности загорелся на выезде из депо, никто никуда не поехал. (Marja Vladimirovnaa)

У меня такой «незабываемый» был новый 2019. Собрались мы с моим драгоценным отметить НГ тихо, по-семейному, только мы два. И вот полночь близится — мы лежим-обнимаемся на диване, фильм какой-то романтишный смотрим, я в красивом белье, везде свечи, огонечки горят, кошка дремлет на спинке дивана — красота. И тут какой-то активный сосед взрывает петарду (по звуку — скорее артиллерийский снаряд), прямо под балконом. И понеслось: кошка (обычно абсолютно равнодушная к петардам и вообще любому шуму) орет дурниной, подскакивает в воздух, в прыжке башкой сшибает картину, висящую над диваном, после этого обе падают на бф — вначале кошка, потом картина, — дурниной орут уже двое — кошка и бф. После чего животное с окончательно обезумевшим видом набирает скорость, дрифтуя всеми четырьмя лапами по голому животу, и уносится куда-то в угол (по пути распоров мне когтями предплечье). Тут уже дурниной орем все трое. Короче, Новый год мы встретили, бегая с бинтами, пероксидом и зеленкой. И ржачно было, и больно прям п*****. (Ирина Дылдина)

В армии (1986 год) меня назначили на роль Деда Мороза. И вот я (молодой еще солдат) вошел в Ленинскую комнату с мешком подарков и басовито обратился к личному составу нашей минометной батареи с приветствием: «Здравствуйте, ребятишки!» Ответом стала реплика деда Жорика: «Ты чо, б***, салага, сейчас сказал?» Такая вот коммуникативная неудача. (Олег Лекманов)

Пишу и плачу: маленькие истории про новогодние подарки

Моя дочь сказала своему брату: «Какие ты глупости говоришь — мол, Деда Мороза не существует. Ты что, всерьез думаешь, что наши жадные родители вот так бы пошли и купили нам все эти подарки?!» (Тетяна Радченко)

Когда я училась в третьем классе, мама сбилась с ног перед Новым годом, разыскивая книгу «Как закалялась сталь». Потому что я была «книгоедом» и страстной поклонницей одноименного фильма (как стала понимать гораздо позже — мне нравился не столько упоротый революционер Павел Корчагин, сколько симпатичный артист Владимир Конкин, но в этой истории точность симпатий значения не имеет). В итоге мама нашла эту книгу и выменяла ее на «Мастера и Маргариту». Сначала пальцем у виска крутил владелец «шедевра», которому повезло сменять идеологический непотреб, да еще и на украинском языке, на дефицитную книгу. Потом кручение пальцем повторил наемный Дед Мороз, который даже спросил у мамы, точно ли она хочет испортить дочери праздник таким дурацким подарком. В третий раз пальцем крутил тот же Дед Мороз, когда увидел мою реакцию на книгу — я попрыгала от счастья пару минут и сразу же засела ее читать. Никакие другие подарки из детства ТАК не запомнились. (Eugenia Vodolazhskaya)

Самое начало девяностых. Мне пять лет. Елка в детском танцевальном клубе, куда ходим мы с братом. Я не то чтобы не верю в Деда Мороза, но спокойно осознаю, что подарки нам покупают и дарят родители. Дед — так, символ, не больше. И вот на этой клубной елке при заводе, после всех песенок, танцев и хороводов Дед Мороз дарит мне игрушечную духовку! Она как настоящая. Железная, ручки для поджига конфорок крутятся, духовка открывается, а внутри — противень настоящий, вынимающийся! И я смотрю — у всех подарки-то разные. А у меня духовка, о которой я мечтала и о которой (мне кажется) и не говорила никому. Несусь к маме: «Мама, он же настоящий значит, настоящий!..» Пишу и плачу. (Маша Феклистова)

Стыд и стишата: маленькие истории про новогодние утренники

Оооо, мы три раза крикнули «Елочка, гори!» — и елочка загорелась. В одну секунду. Вся. Ярким пламенем. Это был утренник для всяких обкомовских детей (извините), и полный зал высокопоставленной родни начал орать, как резаный, но дети-то были в восторге и вообще нифига не вдуплили, почему их начали хватать и тащить прочь от так замечательно загоревшейся елочки! Помню, что стало очень тепло и я в своем костюме снежинки попыталась красиво верещать: «Я тааааю! Я тааааю!» — и балетно стекать на пол (мне было пять), а потом загорелась не только елочка, но и шторки, и я что-то смекнула. Потом помню, как стою в папиной шубе на морозе и мне всё очень нравится, а мимо с воем пролетает Дед Мороз на пожарных машинах. Попыталась восторженно рассказать все дома маме, но она мой восторг разделила слабо. Но я еще долго была уверена, что Дед Мороз ездит с сиреной, и очень к сиренам прислушивалась. (Катерина Морозова).

Самый запомнившийся новогодний утренник был, когда меня в очередной раз нарядили зайчиком. Но я не хотел быть зайчиком, я хотел быть змеей. И повел себя соответственно. Я был ушастая змея, очень кусачая. (Алмат Малатов)

Мне было лет пять, и это были сборы на утренник в детском саду: белые колготки, нарядные туфли, праздничный сарафанчик и шикарные тоже белые банты на голове. На улице дождь, перед подъездом огромная традиционная лужа. Для пятилетнего ребенка — почти озеро. Так вот зонт. Он стал моим парусом на пути в лужу, и я до сих пор помню свою обиду на весь мир, когда лежала в ней во всей этой белой красоте, а мама бежала за улетающим зонтом… (Ольга Рущиц)

США, наши дни, русскоязычный кластер, в котором детей из сентиментальных соображений водят на русские елки, концерты, утренники, что у кого получилось. Маленькая девочка пытается рассказать Деду Морозу стихотворение в обмен на подарок. Дед Мороз уже выслушал много на испанском и речевки о том, что надо мыть руки, так что стандарты у него низкие. Девочки хватает на полторы строчки, поэтому из зимней лирики получается хайку, цитируем до сих пор:

Белая береза

За моим окном

Принакрылась. (Oleg Roderick)

В детстве я был очень пухлым мальчиком. Как говорится, широким в животе. И очень прилежным. Мне даже кажется, что пухлость моя и была от прилежности, от привычки опережать ожидания взрослых и старания все делать лучше всех. В довершение всех бед я хорошо учился. Диагноз мой был ясен, бабушки умилялись, родители гордились, учителя пользовались. В итоге к середине первого моего учебного года меня стали привлекать ко всем возможным общественным нагрузкам — чтению приветственных стихов участникам каких-то там съездов, торжественному обличению отстающих учеников, участию в постановке и проведении утренников. Так, на Новогоднем утреннике мне досталась роль зайца. Роль была ответственная, с кучей стихотворного текста, а главное, заяц по сценарию помогал Деду Морозу раздавать подарки. Всего зайцев было штук пять, но в помощь Деду Морозу привлекался только один, и всем было ясно, что этим единственным зайцем стать был обязан я. Раздавал заяц подарки из огромной картонной морковки, хрупкой и ценной, требующей нежного к себе обращения и ответственного подхода. Никому из детей, кроме меня, эту морковку доверить не смогли. И я стал зайцем. Пока шли репетиции утренника, все выглядело вполне прилично, предсказуемо и вполне себе скучно. Ну, утренник и утренник. В финале репетиции я выходил на сцену со скрученной в трубку картой Советского Союза на плече и читал самый длинный в мире стих. С картой Советского Союза — это потому, что на репетициях картонную морковку не доверяли даже мне.

— Потом, — говорили, — на утреннике с морковкой выйдешь.

Из соображений недоверия и костюмы до утренника нам мерить тоже не давали. На утреннике с самого начала все пошло не так. Костюм, который на остальных тощих зайчиках висел мешком, как маскировочный халат на финском лыжнике, мой широкий торс обтягивал наподобие трико гимнаста. На груди костюм просто отказался сходиться и не застегнулся. Чтобы как-то скрыть мою футболку, костюмеры взяли кусок картона, приклеили на него ваты и картонку эту засунули под костюм мне на грудь. Так я получился зайцем с лихо распахнутой и волосатой грудью. За кулисами, в сумраке и подготовительной спешке, мне вручили морковку. Она была выше меня раза в полтора, и жопка ее открывалась, если потянуть за зеленую мочалу хвостика. Внутри морковки лежали кульки с подарками, соблазнительно пахнущие конфетами и мандаринами. Морковка оказалась тяжелой, неповоротливой и неудобной. Я таскался с ней по закулисью, как Арнольд Шварценеггер с бревном в фильме «Командо». Я стоял с ней в обнимку, как пьяный с фонарным столбом. К концу утренника я был вымотан, выдохся, взмок и призыв к финальному стихотворению воспринял с облегченной радостью. Кое-как, держа морковку за измятый конец, я выволок надоевший мне овощ на сцену, разогнулся, чтобы зачитать свой стих, и понял, что чего-то со мной не так. Замерли все — и зрители в зале, и актеры на сцене. Все смотрели на меня с ужасом, вытаращив глаза.

— Гляди, — сказал кто-то из зрителей, и слова его в тишине прогремели на весь зал, — медведя в костюм зайца одели.

— Не-а, — ответил ему кто-то. — Это заяц медведя съел. И кровищи-то, кровищи!

Зал взорвался — половина детей смеялась, половина рыдала в голос. Я оглянулся на себя и обалдел. Я был весь в кроваво-красных пятнах и разводах. Огромный, толстый заяц с волосатой грудью в кровавых пятнах по белому костюму. Оказалось, что картонная морковка имела свойство мазаться, и пока я об нее терся, таскаясь с реквизитом за кулисами, она измазала меня кровавой охрой с головы до ног. Я убежал со сцены и меня еще долго искали, пока не нашли, заплаканного и несчастного, за бюстом Ленина в красном уголке Дома Культуры. Красного за красным.

А на следующий год на Новогоднем утреннике я играл Карлсона. Но это уже совсем другая история. (Павел Белянский)

Еще больше новогодних историй в книге:

картинка банера пропала, извините
Наше новое медиа Bookmate Review — раз в неделю, только в вашей почте
Подписаться

Поделиться: