18+
Надежда Папудогло. Фото из личного архива
Надежда Папудогло. Фото из личного архива
Bookmate Journal |

Главный редактор «Мела» Надежда Папудогло: «Все радостно побегут в школы — лишь бы не видеть этот Zoom»

До чего доводит ЕГЭ, как учителя подвергаются цензуре, а подростки верят в свободу

Букмейт продолжает кампанию «Летнее чтение» — серию книжных рекомендаций от экспертов российского образования. В рамках этой кампании мы уже писали о молодых учителях, уехавших работать в деревни и маленькие города России, а сегодня поговорили с Надеждой Папудогло, главным редактором медиа об образовании и воспитании «Мел». О том, что губит современную школу, как поменялись дети за последние десять лет и чему на самом деле научила дистанционка, читайте в нашем интервью.

— Какие материалы получаются у вас самыми популярными? Иначе говоря, что сейчас больше всего волнует родителей, школьников и учителей?

— Это очень зависит от времени года и ситуации. Сейчас, я думаю, очевидно, что самыми востребованными были разного рода разборы и ответы на вопросы. Когда будет ЕГЭ, можно ли гулять с детьми, нужно ли мыть все продукты и так далее. Если же брать обычное время — наших читателей волнует, как жить с детьми и школой максимально гармонично, как меняются подходы в воспитании и образовании, как лучше понимать детей, помогать им учиться и расти.

— У вас в разделе «Блоги» есть запись учителя под названием «Что губит современную школу». Вы можете по опыту постоянного чтения учительских материалов в блогах сказать, что в реальности сегодня губит школу или негативно на нее влияет?

— Если говорить именно о том, что пишут у нас в блогах, то это система ограничений, продиктованных программой и администрацией, всевозможная бюрократия и, конечно, достаток учителей, — проще говоря, оплата труда. Образовательный стандарт и как с ним работать, — отдельная боль учителей. Школа недостаточно быстро адаптируется и меняется, и те учителя, которые хотят пробовать что-то новое, часто оказываются в непробиваемых рамках. Ну и цензура. Часто бывает так, что педагог вешает запись в блог, потом ему за нее прилетает, и он просит снять.

— Есть ли какая-то история из учительских или студенческих записей в блоге, которая вам надолго запомнилась или впечатлила?

— В блогах на «Меле» на самом деле намного больше текстов, чем вы видите на странице на сайте. Процедура такая: сперва все записи скрыты, их просматривает редактор-модератор, а потом те, которые мы считаем максимально интересными и релевантными аудитории, дистрибутируем по всем каналам. Хороших текстов педагогов и родителей очень много. Хочется поддержать всех, поблагодарить за доверие, за выбор нашей площадки. У меня есть любимые авторы, но это сугубо эмоциональная человеческая история, а не выбор главного редактора (и никак не влияет на отбор блогов для главной страницы).

Самое сильное впечатление — один раз во время стандартной модерации среди новых блогов мы увидели текст девочки. Она готовилась к ЕГЭ под сильным прессингом родителей, очень боялась не сдать, писала, что готова покончить жизнь самоубийством, если завалит экзамен. Коротенький текст, сумбурный, даже не текст, а записка. Мы нашли среди наших экспертов специалистов, связались с этой девочкой, с ее согласия соединили ее с теми, кто был готов ей помочь. Сейчас все хорошо, она поступила в вуз.

А вторая история — совсем недавно в блогах была история девочки из детского дома, которая, несмотря на массу невероятно тяжелых обстоятельств, мечтает учиться и учится. И нам написали в редакцию с предложением подарить девочке ноутбук. Мы связались с фондом, который опекает девочку, надеемся, что подарок до нее дойдет. Вот это запоминается.

Источник: «Мел» mel.fm/luchsheye-na-mele/6582490-newblogs165
Источник: «Мел» mel.fm/luchsheye-na-mele/6582490-newblogs165

— Как поменялись привычки и взгляды школьников за последние, скажем, десять лет?

— Это тема для большого исследования. У нас есть проект «Подростки», в котором мы работаем со старшими школьниками. И, скажу честно, я не вижу в них каких-то невероятных отличий от, скажем, своих одноклассников времени моего десятого класса — а это было очень давно. Удивительно, что они продолжают верить в свободу и выбор, несмотря на то что многое в нашей жизни пытается заставить нас думать, что свобода и выбор невозможны. Очень классно, что это так никто и не сломал.

— Что вы думаете про дистанционное школьное обучение? После эпидемии мы с облегчением вернемся к старой системе или начнем проводить ЕГЭ онлайн?

— Я думаю, что 1 сентября все радостно побегут в школы — лишь бы не видеть этот Zoom, не теряться в хаосе сообщений и не смотреть на чужих котов на экране. Родители пойдут на работу и снимут с себя функции педагогов, тьюторов, фасилитаторов и так далее. Про ЕГЭ — тут министр однозначно высказался: нет, никаких пока онлайнов. Про дистанционное образование я могу сказать лично свое мнение: я благодарна случившемуся, мы очень хорошо смогли взглянуть со стороны и на то, кто и как учит наших детей, и на самих нашей детей, их мотивацию, любовь к учителям, предметам, и на школу в целом, ее отношение к детям. Те школы, которые относились к своим ученикам не формально, справились. Но таковыми были далеко не все.

— Как и какие книги вы выбираете для вашего сына?

— У меня есть несколько любимых детских издательств, которым я доверяю. Я постоянно смотрю новинки, читаю сама, читаю вместе с ребенком. Моя мама меня ругает, что мы мало читаем классику — например, оказалось, что мой ребенок до сих пор не читал «Чиполлино» и «Маугли». Но все книги у нас стоят в свободном доступе на полке, пусть берет то, что ему нравится, и читает, а то, что не заходит, прочитает позже. Или не прочитает вообще. С тоской смотрела на рекомендованный школой список летнего чтения, понимаю, что он не очень зайдет моему сыну, но посмотрим. Сейчас он читает «Где-то там гиппопотам» Хелен Купер, очень увлечен.

Поделиться:

facebook twitter vkontakte