18+
Мария Парр в России. Фото: Издательство «Самокат»
Мария Парр в России. Фото: Издательство «Самокат»
Ирина Ромак |

Мария Парр: «О героинях с чудинкой писать гораздо интереснее»

Интервью с автором «Вафельного сердца» и других детских бестселлеров

Мария Парр — одна из самых известных детских писательниц в мире. Она приехала на ярмарку Non/fiction, чтобы представить свои книги «Вафельное сердце», «Тоня Глиммердал» и «Вратарь и море» и ответить на вопросы юных читателей и читательниц. Bookmate Journal публикует самые интересные — про жизнь в деревне и продолжение истории Лены и Трилле.

— Почему «Вафельное сердце», а не «Шоколадный торт»?

— Потому что мы в Норвегии очень любим вафли. Они сладкие и почти такие же хрупкие, как детская дружба или первое большое чувство.

— Как быстро вы пишете свои книги?

— Я очень медленный писатель, за 14 лет написала только три толстых и одну тонкую книгу. Писателем я становиться не планировала, просто у меня накопилось столько историй про Трилле и Лену, что оставалось лишь собрать их все под одной обложкой. Я так замучила брата и сестер своими фантазиями, что мне сказали: «Когда же ты, наконец, все это издашь?»

— Откуда взялось имя Трилле?

— Трилле я придумала, когда мне было пять. Я так к нему привыкла, что просто не могла себе представить, что моего героя будут звать как-то иначе. Мне не хотелось с ним расставаться. В «Вафельном сердце» даже пришлось объяснять, что Трилле — это сокращенное, домашнее, имя от более сложного и неблагозвучного. Но для меня Трилле всегда был просто Трилле.

— Почему ваши героини такие мощные?

— О героинях с небольшой чудинкой писать и читать гораздо интереснее. И потом для меня было важно, чтобы все девочки были как Тоня или Лена — смелые и настойчивые, а мальчики — как Трилле — добрые и отзывчивые. Я сама была скорее Трилле, но у меня была подружка — прямо настоящая Лена, и я ей восхищалась.

— А вы пробовали писать в другом жанре? Может быть, триллеры?

— Если честно, то тайком пробую. Сейчас я кое-что пишу, но выйдет ли из этого хорошая история, я пока не знаю. Но это точно будет не книга ужасов. К такому я еще не готова. Я горжусь всеми своими книгами, но, как только я заканчиваю их писать, мне кажется, что у меня больше ничего не получится.

— Будет ли продолжение истории про Трилле и Лену?

— Пока не планирую. Я и вторую часть писать не собиралась. Все вышло случайно. Мне очень нравятся ребята, которые играют в норвежском телесериале, снятом по «Вафельному сердцу». Им в подарок я написала по рассказу-продолжению, а потом поняла, что возвращение в мир Щепки-Матильды мне приносит радость. Вот так и появилась вторая книга «Вратарь и море», или, как ее называют дети в Норвегии, «Вратарь на море». Но третьей книги точно не будет. Пока.

— Вам нравится жить в деревне?

— Я не все время жила в Фиско. Уезжала, долго училась, а потом, когда стала мамой, решила, что моим детям будет хорошо расти на природе. Там очень красиво и много свободы. Пару дней назад мы с дочками катались на лыжах и громко пели, прямо как Тоня Глиммердал: 
«У Пера когда-то корова была! 
Но все же на скрипку ее он сменял!
 На добрую старую скрипку-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!..»

Читайте книги Марии Парр на Букмейте

Автор честно признается, что сначала хотела сделать главным героем этой истории мальчика по имени Дурас. И тогда, наверное, все было бы логично, потому что читатели привыкли к приключениям маленьких хулиганов, из которых потом вырастают честные и смелые парни. Девятилетняя Тоня разбивает все шаблоны. Она — ураган, который преодолевает все препятствия: будь то склон, по которому страшно скатиться даже опытному лыжнику, или нежелание лучшего друга — старика Гунвальда — обсуждать с ней болезненное прошлое. Невероятная внутренняя свобода Тони одновременно восхищает и раздражает. Как можно так себя вести со взрослыми? Как можно вмешиваться в чужие семейные дела? И только в конце окажется, что Тоня — единственный человек, у которого хватило смелости (или безрассудства) доказать всем, что отравляющие жизнь старые обиды на самом деле несусветная глупость.

«— Тоня, ты знаешь, как я хотел сказать ей „прости”? Я хотел попросить прощения за то, что был таким идиотом. Что позволил ей уехать. За все, за все. Веришь?
Голос у Гунвальда такой толстый, что Тоня сглатывает. Она всматривается в темноту, а потом поворачивается к нему.
— Гунвальд, ты не самый плохой человек на свете. Я думаю, что ты самый прекрасный человек на свете, — говорит она честно. — И ты мой лучший друг».

Дебют Парр, который принес ей огромное количество литературных наград. Эта история одного года жизни соседей и лучших друзей Трилле и Лены — детей из далекой бухты Щепки-Матильды, где иногда бывает немного одиноко. У Лены есть только мама, а у Трилле — большая семья: старшие брат и сестра Магнус и Мина все время вместе, а мама с папой больше заняты малышкой Крёлле. Правда, есть еще дедушка, который частенько становится соучастником, а иногда и невольным вдохновителем безумных приключений Трилле и Лены. Немного фантазии, и вот уже детям позарез надо затащить домашних животных на катер дяди Тора, потому что у Ноя точно был катер, а ковчег — это вообще непонятно что; разместить объявление на дверях местной лавки, что Лене срочно требуется папа, который «должен быть хорошим и любить вареную капусту»; превратить дом в неприступную крепость шайки разбойника Бальтазара. Трилле и Лена успевают сто раз поссориться и помириться, совершить сотни хороших и безобразных поступков, пережить потерю близкого человека и найти новых друзей. А вот чего точно нет в их жизни, так это «ни-че-го-не-де-лань-я», и это вдохновляет и пугает одновременно!

«Мы обошли мол. Я чувствовал себя пиратом и был счастлив и всем доволен, но Лена заскучала довольно быстро. Быть носовой фигурой оказалось нудным занятием. Лежишь на носу, как деревянный чурбан, выставив голову за борт, — и все. 

— Теперь как будто начался шторм, — сказала она. 
Я стал раскачивать лодку, и Ленины волосы намокли в воде. Но вдруг она приподняла голову и спросила сердито:

— Ты будешь меня крушить или передумал? <…>
Раздался грохот. От резиновых лодок такого шума не бывает. Другое дело, когда разбивается о камни носовая фигура галеона».

Герои первой части Трилле и Лена уже немного выросли. У каждого появились свои интересы и даже (о ужас!) — тайны друг от друга. Они по-прежнему совершают массу странных поступков, но, оказавшись средь урагана в ночном лесу, Трилле наконец задает себе разумный вопрос: «А не слишком ли мы взрослые для всего этого?» Детскую дружбу ждет еще одно испытание: в их классе, где до сих пор Лена была единственной девочкой, появляется Биргитта, ради встреч с которой Трилле готов ходить в ненавистную музыкалку. Лена тоже все время куда-то пропадает, а когда появляется, то говорит только о футболе. И вот уже Лена и Трилле почти не общаются. А как не хочется терять лучшего друга!

«— Ты больная на всю голову.

— И тебе не хворать, — Лена улыбнулась той своей улыбкой, от которой камни расцветают.
Меня вдруг отпустило, и я засмеялся. Лена смерила меня теплым соседско-дружеским взглядом, а потом не выдержала и тоже захохотала.
Мы смеялись как ненормальные. Мы чуть не лопнули — оба».

Поделиться:

facebook twitter vkontakte