Соуэто — самое известное поселение в Йоханнесбурге. Фото: Мария-Луиза Тирмастэ
Соуэто — самое известное поселение в Йоханнесбурге. Фото: Мария-Луиза Тирмастэ
Мария-Луиза Тирмастэ |

Карантин в ЮАР: «Секс-работники потребовали узаконить их деятельность»

Жительница Йоханнесбурга — об онлайн-сафари, освобожденных бегемотах и запасах кокосовой стружки

Мы начинаем серию материалов о том, как коронавирус проходит в других странах и как влияет на людей. В первом выпуске — Южно-Африканская Республика. Журналистка Мария-Луиза Тирмастэ, живущая в Йоханнесбурге — самом крупном городе ЮАР, — рассказала Bookmate Journal о том, почему местным жителям «Лебединое озеро» важнее туалетной бумаги, как животные из национальных парков заменили туристов, а турнир по крикету стал первой жертвой коронавируса.

Фото: Мария-Луиза Тирмастэ
Фото: Мария-Луиза Тирмастэ

Карантин в ЮАР был объявлен 27 марта. На следующий день после вечернего выступления президента, сообщившего об этом, с раннего утра в магазины выстроились очереди. Южноафриканцы, как и по всему миру, смели туалетную бумагу. Из продуктов повышенным спросом пользовались дешевые макароны и консервы, мясной фарш, растительное масло.

Моя знакомая Ирина (живет в ЮАР почти 20 лет) рассказала, сколько они запасли на двоих: 35 килограммов муки, 30 килограммов сахара, мяса более 15 килограммов, корм для собаки — 20 килограммов, корм для кур — 80 килограммов (кур 15), два килограмма кокосовой стружки.

За три дня в магазинах на витринах образовались обширные пустоты, товары завозили, они снова исчезали, и на некоторые категории ввели лимит — не больше трех в одни руки.

Южноафриканцы, которым я рассказывала про дефицит продуктов во времена СССР, неожиданно столкнулись с ним сами.

Для многих пустые полки стали настоящей диковинкой. Любопытно, что местные сочли виновниками дефицита поддавшихся мировому ажиотажу экспатов.

Между тем проживающие в Южной Африке русскоязычные граждане волновались вовсе не о туалетной бумаге, а о «Лебедином озере» — в Йоханнесбурге и Кейптауне в апреле должны были пройти гастроли театра из Санкт-Петербурга, и многие приобрели билеты еще в декабре. Отмены массовых мероприятий в ЮАР начались еще до официального карантина — одной из первых жертвой коронавируса стал турнир по крикету (наравне с регби это национальный вид спорта).

За день до начала карантина на время локдауна был объявлен сухой закон — запрет на продажу любого спиртного. И тут началась вторая волна очередей. Народ запасался спиртным с не меньшим рвением, чем провиантом. Еще до открытия магазинов появились объявления о лимитах — пива не больше трех упаковок в одни руки, крепкого алкоголя — не больше трех бутылок, вина — не больше 12 бутылок и трех коробок (по три литра каждая). В итоге покупатели (а многие приехали семьями) вывозили тележки с верхом. Видела, как чернокожий парень тащил на голове чемодан, полный бутылок.

Фото: Мария-Луиза Тирмастэ
Фото: Мария-Луиза Тирмастэ

С введением локдауна южноафриканские секс-работники выступили в местных СМИ с требованием узаконить их деятельность, чтобы они во время вынужденного простоя также могли получать помощь государства. Власти, опасаясь погромов бедного населения из тауншипов, ввели армию в крупные города.

Карантин в разных районах проходит совершенно по-разному. Я живу в дорогом районе Йоханнесбурга Сэндтоне (тут сосредоточен весь крупный бизнес ЮАР), и он мгновенно опустел с началом карантина. Мы отпустили свою помощницу по хозяйству (она эмигрантка из Зимбабве), выплатив ей месячную зарплату. Дело в том, что передвижение без специального разрешения возможно только в пределах своего района в магазин или аптеку.

Город реально пуст — гулять по улицам тут в принципе не принято, а уж с карантином тем более.

В первые дни карантина за его нарушение были арестованы более 100 человек, к 31 марта — более двух тысяч.

В тауншипах о соблюдении карантина речь не идет — там люди живут в лачугах, где помещается только кровать и стол, воду берут из одной общей колонки или резервуара, стирают-моются на улицах, поэтому заставить обитателей трущоб не покидать жилье просто невозможно. В самом бедном районе Йоханнесбурга Александрии толпы жителей ходят по улицам, и власти ничего с этим поделать не могут.

Фото: Мария-Луиза Тирмастэ
Фото: Мария-Луиза Тирмастэ

Один из жителей района, который был в контакте с коронавирусным больным, отказался выполнять предписание медиков самоизолироваться и ждать результатов анализа и отправился в провинцию Лимпопо. Там он был арестован, анализ оказался положительным. Белые, кстати, считают, что у черных иммунитет гораздо сильнее и они не сильно рискуют заболеть. Уже в первый день локдауна объявили о первых смертях от коронавируса — в Кейптауне умерли две женщины 28 и 48 лет.

Магазины в ЮАР снова полны туалетной бумаги и ненадолго исчезнувших продуктов. При этом ни на один товар цены не повысились даже на рэнд, в отличие от России, где лимоны и имбирь подорожали в разы. Более того, действуют все акции и скидки. С начала карантина в супермаркетах появились специальные витрины с санитайзерами. Цены на них также обычные. А на входе в супермаркеты, где и до коронавируса стояли санитайзеры и дезинфицирующие салфетки для тележек, дополнительно появились сотрудники со спреем. В субботу в супермаркете бесплатно раздавали орхидеи в горшках. С масками напряженка, в аптеках есть только дорогие по 400 рублей за штуку. Правда, соотечественники-предприниматели предлагают приобрести у них коробку обычных (50 штук) за 4 500 рублей.

Фото: Мария-Луиза Тирмастэ
Фото: Мария-Луиза Тирмастэ

Южноафриканцы — большие любители казино, в ЮАР есть местный Лас-Вегас. Индустрия также попала под карантин, и жители коротают время, играя с друзьями в покер дистанционно на специальных сайтах. Некоторые лоджи (отели в национальных парках) предлагали экоизоляцию — провести карантин у них с большими скидками. Самый известный и крупный нацпарк ЮАР — Крюгера — дважды в день ведет в интернете трансляции гейм-драйвов (сафари), показывая животных и рассказывая о них.

В городке Санта-Лючия, куда туристы приезжают смотреть бегемотов, животные теперь разгуливают по опустевшим дорогам.

У нас незадолго до карантина появилась пара африканских серых попугаев (в России их называют жако), с ними скучать не приходится. К нам они попали из интернациональной семьи (глава семейства — южноафриканец, а его супруга — россиянка из Сочи), которая переезжала в Азию. Птицы говорят на трех языках (русском, английском и африкаансе), гуляют по всему дому. И конечно, карантин гораздо легче переносится, когда есть возможность выйти в сад, где все зелено и радует глаз. Впрочем, местные бизнесмены, уставшие от безделья, находят выход из заточения. Нанимают вертолеты (тут они не столь дороги, как в РФ), поскольку границы между провинциями блокированы, и отправляются на месторождения угля или золота, работа которых полностью не остановлена.

Что почитать об Африке

Поделиться:

facebook twitter vkontakte