Миниатюра Адама Бака «Серена», 1799. Источник: Центр искусств Дэвисона, США
Миниатюра Адама Бака «Серена», 1799. Источник: Центр искусств Дэвисона, США
Мэри Мелконян |

Исследование: кто сегодня читает эротическую литературу и зачем

А также как работает «мамкино порно» и что увлекает читательниц «Пятидесяти оттенков серого»

Научная сотрудница института литературоведения Штутгартского университета Мария Краксенбергер вместе с коллегами опросила более 400 любительниц эротических романов, чтобы узнать, почему они выбирают именно этот жанр и какие авторы у них любимые. Мы поговорили с Марией о результатах исследования.

— Почему вы решили изучать эротическую литературу?

— Нас заинтересовал контраст между огромной популярностью текстов этого жанра и довольно пейоративным (уничижительным. — Прим. ред.) тоном, в котором о них отзываются критики. И потом, мне кажется, с точки зрения литературоведения важно исследовать не только канонические тексты высокоинтеллектуальной литературы, но и то, что действительно читает большое количество людей. Иначе получается, что вы не воспринимаете реального читателя всерьез.

— А как проходило ваше исследование?

— У нас было 555 немецкоговорящих участников, из них мы выделили 456 человек, которые указали, что с удовольствием и регулярно читают эротическую литературу. А в качестве окончательной рабочей выборки мы решили рассматривать 427 участниц, так как респондентов-мужчин было не репрезентативное количество. 

Наше исследование называется «Кто читает эротическую литературу и почему», и в соответствии с этим нам было интересно изучить читательскую аудиторию и их основные мотивы чтения – для этого мы использовали онлайн-опросники. Чтобы ответить на вопрос «Кто?», мы собирали, например, демографическую информацию (возраст, уровень образования, семейное положение), культурные предпочтения, читательские привычки. Чтобы ответить на вопрос «Почему?», спрашивали об их мотивации читать подобную литературу и чувствах, которые они в первую очередь ассоциируют с чтением этих текстов.

Помимо этого, мы хотели лучше понять, что считается «эротической литературой», используя так называемый исследовательский подход «bottom-up» (снизу вверх). То есть мы спрашивали у самих участниц, что они считают эротическим романом, и просили назвать ключевые тексты. Результат был следующим: 82% опрошенных указали «Пятьдесят оттенков серого», причем 65% называли роман Э. Л. Джеймс в первую очередь. Дальше с огромным отставанием оказалась серия «Меж двух огней» Сильвии Дэй — 3% опрошенных поставили ее на первое место. И еще 2% — «После» Анны Тодд. Ни одно классическое произведение никто не назвал.

Писательница и автор романа «Пятьдесят оттенков серого» Э. Л. Джеймс (справа) вместе с исполнителями главных ролей в экранизации книги Джейми Дорнаном и Дакотой Джонсон. Фото: WireImage
Писательница и автор романа «Пятьдесят оттенков серого» Э. Л. Джеймс (справа) вместе с исполнителями главных ролей в экранизации книги Джейми Дорнаном и Дакотой Джонсон. Фото: WireImage

— В английском книжном мире различают два жанра — romance (любовный роман) и erotic novels (эротический роман). В чем их принципиальная разница? 

— С одной стороны, мне кажется, что современный эротический роман во многом построен так же, как и шаблонный любовный: по ходу действия встречаются главные герои, между ними возникает какая-то сложность и они должны с ней справиться, чтобы затем жить долго и счастливо. Однако эротические романы-бестселлеры обычно помимо этого включают откровенные описания сцен сексуального характера. В обычном любовном романе подобного нет, либо есть, но не в таких подробностях. Изображенные сексуальные практики могут задевать наши моральные границы, даже если в конечном итоге эти границы никогда не преступаются. Известный пример — изображение БДСМ-практик в романе Э. Л. Джеймс.

— Как вы думаете, эротический роман поменялся за последнее время? 

— Нас больше интересовало лучшее понимание текущей ситуации, а не историческая траектория. Но в целом жанр эротического романа, конечно, подвергался изменениям — особенно за последние 60 лет произошло многое, в частности с укреплением феминистских ценностей. Довольно известный пример — роман «Дельта Венеры» французской писательницы и критика Анаис Нин, опубликованный в 1977-м (хотя написан он был еще в 1940-е); теперь эта книга, состоящая из нескольких рассказов о сексе и близости, считается классикой эротической литературы. В это же время были популярны книги итальянской писательницы Дачии Мараини, которая стала говорить о таких темах, как инцест и изнасилование, и вообще обратила внимание на литературу для женщин, написанную женщинами.

Опять же, определить, что же такое «эротическая литература» довольно сложно. В целом, «эротическим романом» или «эротикой» называют произведение любого жанра, в котором есть сильный акцент на физически-чувственном и сексуальном в описании отношений. Это не очень конкретное понятие. Кроме того, вокруг демаркации (разграничение. — Прим. ред.) границ с другими явлениями часто много споров и обсуждений: например, в различии между эротичесим и порнографическим.

Как уже говорилось, нас интересовали изменения, произошедшие за последнее десятилетие, которые были бы видны на количестве продаж. Эротическая литература 2010-х, на мой взгляд, уже не столько о продвижении феминистских ценностей, столько об увлекательном и захватывающем чтении. Кроме того, у этих романов огромное количество поклонников, какая-то шумиха в СМИ. Еще дигитализация, возможно, сыграла важную роль в распространении информации о таких книгах.

Французская писательница Анаис Нин, автор эротических сборников «Дельта Венеры» и «Маленькие пташки». Одна из первых женщин на Западе, которая исследовала эротику как жанр. Фото: theanaisninfoundation.org
Французская писательница Анаис Нин, автор эротических сборников «Дельта Венеры» и «Маленькие пташки». Одна из первых женщин на Западе, которая исследовала эротику как жанр. Фото: theanaisninfoundation.org

— Как выглядит читатель эротической литературы в последнее десятилетие, исходя из вашего исследования?

— Это в основном работающие женщины среднего возраста, в большей степени с высшим образованием, они гетеросексуальны и в стабильных отношениях. Они очень много читают, несколько романов в месяц, но не только эротических, а любых. Медианный возраст наших участниц — 34 года, но в целом среди них были и 18-летние, и 70-летние женщины. Поэтому предубежденность, что «Пятьдесят оттенков серого» — это «мамкино порно» (определение прочно закрепилось за романом в англоязычных СМИ. — Прим. ред.), то есть литература для неработающей женщины, ухаживающей за детьми, или отчаявшихся одиночек, которым нечем занять свое время, оказывается некорректным.

Что еще любопытно, у этих читательниц обычно довольно консервативные взгляды на гендер, то есть на то, что такое маскулинность и феминность. При этом же они оценивают «Пятьдесят оттенков серого» как роман «прогрессивный», «эмансипирующий» и «феминистский». Эти характеристики довольно сложно совместить с двумя неизменно составляющими сюжетов подобных романов. Во-первых, в них часто продвигается образ вечно молодой и красивой женщины, которая, несмотря на свои таланты или профессиональный успех, сильно зависит от мужского признания. Во-вторых, мужчина, объект воздыханий, как правило, имеет более высокий социально-экономический статус, а также сексуально более опытен. Все это закрепляет асимметрию между полами.

Одна из возможных интерпретаций приписывания таким романам прогрессивных, феминистских ценностей может заключаться в том, что они просто предлагают сексуально откровенные и потенциально возбуждающие сцены, написанные женщинами для женщин. 

Другим объяснением, почему наши респондентки воспринимают эротические романы как прогрессивные, может быть их собственное отношение к гендеру. С помощью опросника половой идентичности Сандры Бем мы выяснили, что наша рабочая группа полностью разделяет стандартные и общепринятые представления о гендере. Соответственно, они не склонны критически размышлять о гендерных стереотипах и патриархальных представлениях о женщинах. Таким образом, читательницы, которые могут идентифицировать себя с традиционными представлениями о женственности, вполне могут искать подтверждения этих представлений и переживать их при чтении эротических романов. 

Возможно, еще более важным для определения романа «прогрессивным» является тот факт, что в них часто изображено превосходство женских персонажей в плане эмоциональной стабильности, которую они используют, чтобы превратить мужин из обычных сексуальных партнеров в эмоционально интеллектуальных мужей и отцов — при этом женские персонажи остаются покорны непреклонной патриархальной структуре. 

Итальянская писательница Дачия Мараини, автор романов о женщинах, где чуть ли не впервые говорилось о насилии как социальной проблеме. Источник: cdn.robadadonne.it
Итальянская писательница Дачия Мараини, автор романов о женщинах, где чуть ли не впервые говорилось о насилии как социальной проблеме. Источник: cdn.robadadonne.it

Во второй части исследования мы пытались выяснить не только мотивацию читательниц — почему они читают такие тексты, — но и что для них самое важное в этих романах и какие чувства они испытывают в первую очередь во время чтения.

Что касается мотивации, мы давали им длинный список возможных вариантов и оставляли место для свободных ответов. В перечне было, например, такое: «потому что это интересно читать», «есть определенные книги, которые я хочу прочитать за свою жизнь», «потому что мне рассказал мой друг». И вот мы собрали все ответы, а затем с помощью статистических методов выделили три основные лидирующие мотивации: «отвлечение» (distraction); «руководство» (guidance) — то есть книга может помочь в сексуальной жизни, обучить каким-то новым практикам; и «наличие собственного мнения» (having a say) — это когда человеку важно высказаться о книге, которую все обсуждают.

Основная мотивация — об отдыхе — соответствует и тем чувствам, которые читательницы, по их же ответам, испытывают при чтении: непринужденность, расслабленность и увлеченность. Все эти эротические романы построены по одному и тому же шаблону, они очень предсказуемы и, видимо, поэтому приятны. Вы легко можете угадать, что будет дальше в книге подобного жанра.

— А как участницы в целом оценивали эротическую литературу?

— Когда нужно было вообще как-то охарактеризовать этот жанр, участницы чаще всего использовали три определения: «возбуждающий», «захватывающий» и «приятный». «Необычный», «легко читающийся» — эти характеристики в классической парадигме высокой литературы, наверно, считывались бы как что-то отрицательное. Но не в этом случае. Читательницам нравятся такие романы, и они им подходят как раз потому, что они ищут именно развлекательную литературу. И это хорошо согласуется с нашей находкой, что эти люди обычно читают чертовски много: 10% всех участниц читают эротические романы каждый день, а 25% — несколько дней в неделю; это очень высокие показатели в сравнении со среднестатистическими читателями другой литературы.

Американская популярная писательница Анна Тодд с читательницами ее романа «После». Источник: твиттер Анны Тодд @annatodd
Американская популярная писательница Анна Тодд с читательницами ее романа «После». Источник: твиттер Анны Тодд @annatodd

Помимо демографических данных, мы еще спрашивали о вкусах этих участниц. Что они предпочитают — кино или театр? Смотрят ли телевизор или используют стриминговые сервисы? Оказалось, что у них довольно широкий спектр интересов: они очень много читают и смотрят, действуют в рамках, как сказал бы американский социолог Ричард Петерсон, культурной всеядности (cultural omnivorousness). При этом они очень серьезно, без всякой иронии относятся к своим предпочтениям.

— А читатели эротической литературы смотрят такое же кино? 

— Ну, например, порнография для наших участников не является чем-то значимым. В первую очередь их интересуют фильмы, в которых есть саспенс: любовные истории, блокбастеры. Дальше идут триллеры и классическое высокое искусство. Для них важен не столько эротический контент, сколько эмоциональная напряженность. Здесь можно вспомнить созвучное исследование американских ученых Джоди Арчер и Мэтью Джокерса о бестселлерах, где они проанализировали с помощью компьютерных методов «Пятьдесят оттенков серого» и пришли к выводу, что в процентном соотношении постельные сцены занимают в книге довольно незначительное место. На переднем плане стоят как раз социальные взаимодействия, эмоциональная близость между персонажами, то есть скорее описания чувств, чем секс.

— Почему же тогда, если в первую очередь таких читателей привлекают чувства, а не секс — они выбирают читать эротическую литературу? А не просто любовные романы, например? 

— Я не думаю, что это вопрос выбора «или-или». Эти читательницы очень много читают в целом. Я проводила исследование данных Amazon — пыталась выяснить, какие еще книги приобретают те, кто купил «Пятьдесят оттенков серого». В результате я увидела, что их интересовала другая современная эротическая литература, триллеры и любовные романы. Это все очень эмоциональная, развлекательная художественная литература. Просто иногда они выбирают что-то с другой полки.

— А как вам кажется, эти эмоциональные переживания, саспенс будут и дальше пользоваться спросом в литературе?

— Думаю, точно будет востребован шаблон, давайте назовем его «Золушка + Х». Золушка в таком случае — это персонаж и в целом история, которая вам знакома, а Х — добавленная деталь, например постельные сцены. Знакомый сюжет довольно часто используют в литературе: у нас есть множество старых, расхожих сюжетов, развитие которых легко предвидеть, поэтому они и доставляют нам удовольствие. И вот к ним вы добавляете новые элементы.

Во времена, когда все вокруг говорят, что культура чтения умирает, появляется потрясающе успешные «Пятьдесят оттенков серого». По иронии судьбы именно те читатели, которых часто порицают за их плохой вкус и которые стали фанатами «Пятидесяти оттенков…», эффективно противостоят исчезновению культуры чтения. Несмотря на довольно высокий уровень образованности, этот тип читателей предпочитает довольно простые, развлекательные книги, чтобы отвлечься от будней, и читает с большей частотой, чем средний читатель в Германии.

Бестселлер Джеймс, по сути, может считаться прототипом современного эротического романа — он был источником вдохновения для других авторов, а также способствовал социальному признанию литературы такого жанра. Два других наиболее часто упоминаемых эротических романа Сильвии Дэй и Анны Тодд подтверждают это предположение, потому что повторяют формулу Джеймс «Золушка + Х», то есть в нашем случае — плюс секс, преступления и травмы. Помимо этого, нам кажется, что «Пятьдесят оттенков серого» — яркий пример книги, на которую повлияла современная цифровая культура: она выросла из фанфика, а о ней узнавали в первую очередь через социальные сети. Более детально об этом говорится в исследовании британских ученых Деллера и Смит — 23% респондентов их опроса ответили, что узнали о книге в Facebook.

Полностью исследование Марии Краксненбергер на английском языке можно прочитать здесь.

Эротические романы разных эпох

картинка банера
Наше новое медиа Bookmate Review — раз в неделю, только в вашей почте
Подписаться

Читайте также:

Фрагмент картины Жана Оноре Фрагонара «Молодая читательница», 1769. Национальная галерея искусства, Вашингтон Истории Супербестселлеры XVIII века, от которых все сходили с ума Столетие, когда вдруг стало в разы больше книг и появились первые читательские сообщества Фрагмент картины Жана-Оноре Фрагонара «Выигранный поцелуй» (ок. 1760) с обложки книги «Оргазм, или Любовные утехи на Западе» Книги Запрет мастурбации, экономия спермы и никаких объятий: 10 фактов из истории секса Что мы узнали из книги «Оргазм, или Любовные утехи на Западе» Гавриил Степанович Батеньков — декабрист и писатель, чьи стихи стали предметом целого филологического расследования / wikisource.org Истории Оказывается, стихи тоже подделывают! История одного литературного расследования Почему о текстах подзабытого декабриста Батенькова уже почти полвека спорят филологи Читальный зал избы-читальни «Красный пахарь» в селе Амерево Коломенской губернии, 1924. Фото: Аркадий Шайхет / pastvu.com Истории Что читали крестьяне и рабочие 150 лет назад: от приключений Тарзана до Карениной И как популяризовали чтение на шахтах, в сельских коммунах и школах для женщин Фото: Fleur Brebels / unsplash.com Книги Фантастика, триллеры и детективы: 10 книг с ЛГБТ-персонажами Школьницы-лесбиянки, асексуалка в Японии, интерсекс в космосе и другие герои Фото: Steve Prue Интервью Стоя: «Люди думают, что порно — это всегда про сексизм. Просто они не смотрели экспериментальное порно» Глупые вопросы актрисе фильмов для взрослых