Парк в Японии. Фото: Amy Tran / unsplash.com
Парк в Японии. Фото: Amy Tran / unsplash.com
Сергей Зобов |

Икигай, кайдзен, синрин-ёку: почему саморазвитие по-японски завоевывает мир

Поиск своего предназначения, постоянное совершенствование и «лесные ванны»

В последние годы в списки бестселлеров все чаще попадают книги о саморазвитии, которые основаны на японских понятиях и практиках. Разбираемся, с чем связана такая тенденция, что авторы этих произведений предлагают читателям и почему сами японцы предпочитают читать совсем другие пособия по селф-хелпу.

Как мы разлюбили традиционный селф-хелп

В 2011 году в Японии вышла книга Мари Кондо «Магическая уборка». Наведение чистоты описывалось в ней как самотерапия, которая помогает привести в порядок мысли и успокоиться. Свои идеи Кондо почерпнула в синтоизме, традиционной японской религии. Ее важная часть — почтительное отношение к неодушевленным предметам, поскольку в них могут обитать божества. Книга стала хитом продаж, стремительно завоевала популярность в разных странах и открыла дорогу множеству других текстов, учивших читателей саморазвитию по-японски. Многие из них повторили судьбу «Магической уборки» и стали мировыми бестселлерами. 

Такой успех связан с чем-то большим, чем просто любовь к экзотике и погоня за восточной мудростью. Японские идеи обрели популярность из-за того, что люди перестали верить в старые идеалы счастья и успеха, о которых говорилось в традиционном селф-хелпе. Разочарование в них хорошо описывает книга Пола Долана «Счастливы когда-нибудь» — оказалось, что престижная работа и высокий доход далеко не всегда связаны с радостью от жизни. Когда ежегодный заработок достигает 50 тысяч фунтов, уровень счастья перестает расти. Долан приводит данные статистики о том, что после этой суммы хлопоты о сохранении финансов перевешивают все положительные эмоции от богатства. На самом деле, людям не нужны мечты о красивой жизни и успехе. В них скорее нуждается идеология капитализма, которая поддерживает экономический рост — погоня за счастьем в виде роскоши и престижа обеспечивает постоянную конкуренцию. 

Воплощением этой идеологии стала нарциссическая и токсичная культура социальных сетей. Уилл Сторр в книге «Селфи» наглядно показывает, как соцсети учат оценивать личность по количеству лайков. Они же приучивают к мысли, что внимание к себе необходимо удерживать. Тем, у кого не получается собрать достаточно подписчиков, грозят зависть, депрессия и страх упущенных возможностей. Традиционный селф-хелп ничего не может дать в этой ситуации. Такая литература не приносит утешения. Наоборот, она учит зацикливаться на себе, волноваться об успехе и социальном статусе. 

Изобрести заново книги о саморазвитии помогли японские понятия и практики. Культура далекой восточной страны оказалась готова к проблемам социального давления, нарциссизма, навязанных критериев успеха и требований преодоления себя. Концепции икигай и кайдзен стали особенно популярны на Западе, потому что предложили оригинальный взгляд на успех, место личности в мире и удовольствие от жизни.

Как дожить до 90 лет и быть счастливым

Икигай — это японское слово, которое можно перевести как «причина существовать». Для книги «Икигай. Японские секреты долгой и счастливой жизни» Франсеск Миральес и Эктор Гарсиа взяли интервью у ста жителей деревни Огими, префектуры Окинава. Ее часто называют «деревней столетних», потому что 80% населения Огими доживает до 90 лет. Долгожители рассказали, что своим здоровьем они обязаны следованию икигай. По их словам, икигай — это «движущая сила, заставляющая нас просыпаться утром и встречать новый день». Однако, это не какая-то грандиозная мечта или великая цель. Напротив, икигай можно найти в чем-то незначительном, даже скучном. 

«Я каждый день плету корзины из ивовых прутьев, это мой икигай. Я просыпаюсь и первым делом молюсь, потом завтракаю и делаю зарядку. В семь я начинаю работать. К пяти я устаю и иду встречаться с друзьями».

Жители деревни Огими. Фото: okinawa.stripes.com
Жители деревни Огими. Фото: okinawa.stripes.com

Поиск икигай — это поиск предназначения, «экзистенциального топлива человеческой жизни». Вместо беспокойства о себе и одержимости успехом, икигай предлагает самоотрицание. Личность как бы уходит в тень, меркнет перед выбранным делом. Этот эффект Миральес и Гарсиа сравнивают с состоянием «потока», который исследовал психолог Михай Чиксентмихайи. В таком состоянии личность сливается с деятельностью, ее наполняет чувство радости и свободы. 

Важно, что икигай каждый человек ищет сам и найти его может в чем угодно. Кен Моги в книге «Икигай. Смысл жизни по-японски» связывает эту мысль с идеей синтоизма о восьми миллионах богов. Это метафора, означающая бесконечные источники смысла и ценностей, которые не требуется переводить в конкретные достижения. Икигай, как причина жить и вставать с кровати, не связан с успехом или одобрением других людей. Это своеобразный ритуал и зона комфорта. Хороший пример — Кэйко Фурукура, героиня романа «Человек-комбини». Она 18 лет работает в круглосуточном магазине, лишена амбиций и желания завести семью. При этом Кэйко полностью довольна собой и своей жизнью. Скромная работа — это ее икигай.

Как постоянно совершенствоваться

Постоянство и ритуальность важны для другой японской концепции, кайдзен. Это слово буквально означает «улучшать». Особую окраску ему придал Имаи Масааки в книге «Кайдзен. Ключ к успеху японских компаний», которая вышла в 1986 году. Работая специалистом по консалтингу, Масааки критиковал западных предпринимателей, которые стремились построить идеальный бизнес, а потом эксплуатировать его. Ведь даже хорошо налаженное дело рано или поздно потребует изменений, поэтому стоит наладить механизм непрерывного совершенствования. Он поможет бизнесу быть гибким, быстро и с минимальными потерями реагировать на колебания рынка. Этот подход, который предлагает небольшие и постоянные изменения, Масааки и назвал кайдзен.

Сара Харви в книге «Кайдзен. Японский метод трансформации привычек маленькими шагами» предлагает использовать такой подход не для бизнеса, а для саморазвития. В соответствии с идеями Масааки она рекомендует найти цели, вырабатывать полезные привычки и вводить небольшие постепенные корректировки, которые помогут достигнуть желаемого. В то же время Харви замечает, что при таком подходе размывается представление о конечной цели и результате. Это совсем непохоже на традиционный селф-хелп, который требует резких изменений, преодоления себя и начала новой жизни с завтрашнего дня.

«Кайдзен — это стремление к переменам на протяжении всей жизни, так что ваша мотивация иногда неизбежно будет ослабевать. Или вас будут преследовать неудачи (если только вы не самый удачливый человек на свете). Никто не идеален, и достичь полного совершенства невозможно».

Однако не все подобные работы выстраиваются вокруг одного понятия. Эрин Ниими Лонгхёрст в книге «Японизм» предлагает целый калейдоскоп идей и практик. Она рассказывает о синрин-ёку — оздоровительных прогулках на природе, которые японцы называют «лесными ваннами». Описывает, как чайная церемония о-тэмаэ помогает справиться с рабочей и семейной рутиной. Приводит три веских довода практиковать японскую каллиграфию сёдо: это красиво, развивает память и еще дисциплинирует.

Отдельное внимание Лонгхёрст уделяет тем частям японской культуры, которые воспевают изменчивое, неидеальное, незавершенное. Это подчеркивает смену тона в новых книгах о саморазвитии. Вместо переосмысления себя, они предлагают искать удовлетворение в той жизни, которая у нас есть, со всеми ее недостатками и неудачами. 

«Согласитесь с тем, что ни одно дело не может быть доведено до полного завершения. Если посмотреть достаточно внимательно на любую вещь, непременно можно увидеть то, что можно поправить и улучшить. Значит, надо принять это как должное и действовать методом последовательных приближений, вместо того чтобы ограничить круг зрения и застыть».

Как не умереть от стресса и переработок

Франсеск Миральес и Эктор Гарсиа настаивают, что икигай есть почти у каждого японца. Они восхищаются той общностью, которую поддерживают долгожители Огими, их чувством ответственности друг перед другом и всей деревней. Сара Харви поражается тому, как японские дети спокойно играют на улице без присмотра, а взрослые оставляют велосипеды не пристегнутыми и не запирают двери домов на ночь. Авторы часто рисуют Японию почти духовной утопией. В своих книгах они старательно показывают, как икигай и кайдзен влияют на повседневную жизнь обычных людей. Куда меньше внимания они уделяют контексту, в котором существуют эти идеи. 

C 1950 по 1970 годы в Японии появились сарариманы, аналог «белых воротничков», которые работали в крупном бизнесе. Как писала историк Нэнси Сталкер в книге «Япония. История и культура»: «их карьерный путь был нелегким, ведь от сараримана ждали, что он всего себя отдаст компании, каждый день будет работать сверхурочно, а после работы присоединится к начальнику и коллегам в баре». Сталкер также описала особую идеологию второй половины XX века, в которой зарождались крупные компании. Появилась теория нихондзинрон — комплекс националистических идей, утверждающих уникальность японской культуры. Отдельно в ней подчеркивался коллективизм общества Японии, «построенного на терпимости и зависимости друг от друга». На деле эти отношения оказались довольно токсичными.

Именно на примере сарариманов легко увидеть темные стороны концепции икигай и кайдзен. Идея самоотрицания и постоянной занятости в икигай превращается в требование целиком посвятить себя работе и компании. Вечное совершенствование в кайдзен становится источником социального давления. Даже самая низкоквалифицированная и малооплачиваемая работа в Японии требует соответствия очень высоким стандартам. Напряжение, которое чувствуют на себе многие работники, не проходит бесследно.

По данным газеты The Japan Times, 63% японцев чувствуют стыд, если берут оплачиваемый отпуск. Канал CNBC приводит статистику, согласно которой сотрудники большинства фирм перерабатывают около 80 часов в месяц и обычно это время не оплачивается. По подсчетам Gender Data Portal, средняя продолжительность сна в Японии всего 448 минут (чуть менее 7 с половиной часов), одна из самых малых в мире. Каждый год для двух тысяч людей такой ритм жизни заканчивается кароси — смертью от переработки. Чаще всего причинами кончины оказываются инсульт, инфаркт или самоубийство, вызванные стрессом от изнурительной работы. Именно этот контекст показывает, что идеи икигай и кайдзен далеки от совершенства. Отдельные их элементы вполне могут навредить.

Неудивительно, что сами японцы ищут поддержку в совсем других идеях. В 2014 году бестселлером в Японии стала книга «Смелость не нравиться», которую философ и психолог Ичиро Кишими написал вместе с беллетристом Фумитаке Кога. Чтобы помочь своим соотечественникам справиться с социальным давлением, они обратились к идеям психоаналитика Альфреда Адлера. Адлер писал, что мы не можем полностью контролировать отношение других людей к себе. Жажда угодить окружающим, соответствовать их ожиданиям, плохо сказывается на самооценке. В идеях австрийского психоаналитика японцы нашли то, чего им не хватило в родной культуре: немного индивидуализма и заботы о себе, вопреки требованиям окружающих.

картинка банера
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
Попробовать

Читайте также:

Фрагмент обложки книги «Хватит это терпеть. Как выбрать психотерапевта и научиться с ним работать» Книги Как понять, что ваша психотерапия (не) работает? Объясняют специалисты Когда стоит сменить психотерапевта и сколько нужно времени, чтобы вам стало лучше. Фрагмент из книги «Хватит это терпеть» Лонг Литт Вун в лесу в Эстмарке, в окрестностях Осло. Фото: Øystein Klock. Источник: dn.no/smak Книги «Я хожу за грибами, чтобы жить»: как сморчки помогли антропологу пережить смерть мужа Рассказываем о книге «Путь через лес», в которой есть и скорбь, и тишина природы, и даже десерты из лисичек Обложка книги «Пить или не пить». Иллюстрация: Букмейт Книги Полезно ли красное вино и кто виноват, что вы напились: факты из книги «Пить или не пить» А еще разбираемся, как избежать похмелья и можно ли опьянеть без алкоголя Обложка книги «Семь мифов о метаболизме» Книги Спорт не поможет похудеть, а палеодиеты не существует. Но не все так плохо А еще не стоит пить ультрапастеризованное молоко. Несколько фактов о том, как работает метаболизм Хищное растение Венерина мухоловка (лат. Dionaea muscipula). Фото: Carla Anne / unsplash.com Книги Не только борщевик: 6 опасных растений, которые притаились совсем рядом Этих злодеев можно встретить в лесу, во дворе, в баре и даже дома на подоконнике. Факты из книги о преступниках из мира флоры Обложка русского издания книги Эми Липтрот «Выгон». Дизайн Анны Суховой Книги Сбежать из Лондона и поселиться на безлюдном острове: история спасения Как британская журналистка избавилась от алкогольной зависимости и стала наблюдать за птицами