18+
Обложки книг: «Дни нашей жизни», «История смерти», «Игра Подсказчика», «Постфактум», «Чувак и мастер дзен»
Обложки книг: «Дни нашей жизни», «История смерти», «Игра Подсказчика», «Постфактум», «Чувак и мастер дзен»
Анастасия Бурмистрова |

Серийный убийца из Италии, сын в гей-семье и похороны по Zoom: главные книги недели

Что читать на Букмейте прямо сейчас

Каждую неделю на Букмейте появляется множество новинок, а мы выбираем из них самое интересное. Предлагаем прочитать роман про обычное детство в российской гей-семье, нон-фикшн про смерть, триллер про серийного убийцу в итальянской глуши, воспоминания антрополога о жизни в Азии и Африке и разговор с Джеффом Бриджесом о философии «Большого Лебовски».

Откровенная история о взрослении в семье с двумя папами

Мики рано потерял родителей: мама мальчика умерла, когда ему было три, отец вообще никогда не появлялся. Ребенок переезжает в дом своего дяди Славы и его возлюбленного. Воспитываемый однополой парой, Мики переживает то же, что и его сверстники: взлеты и падения, первую драку и первую любовь.

«Учительнице понравилось мое сочинение „Как я провел лето“. В нем я написал, что отдыхал с бабушкой на даче, ел немытые огурцы и брызгался из шланга. Все это, конечно, я выдумал. Будь сочинение правдивым, я бы написал, что днем ходил на пляж со Славой. Но плавать я не любил, поэтому мы не купались, а строили дворцы из песка. <…> Вечером Лев возвращался с работы, и мы шли гулять втроем на набережную — мое любимое место в городе. Но рассказывать об этом было нельзя. Поэтому я выдумал дачу, которой у бабушки даже нет».

Семь эссе на тему смерти

В XXI веке даже смерть переходит в онлайн. Приживутся ли Zoom-похороны? Как технологии меняют наше представление о смерти? И как вообще оно сформировалось в европейской культуре? Социальный антрополог и издатель журнала «Археология русской смерти» Сергей Мохов отвечает на эти вопросы в своей новой книге.

«Если ввести в поисковике „grief“ по-английски или „горе“ по-русски, в выдаче окажутся сотни сайтов с информацией о том, как именно нужно справляться с горем. Вы можете делиться своими переживаниями в формате блога; обсуждать свои чувства в группах поддержки; найти множество советов, как пережить любую утрату, будь то родной сын или любимый пес. Существуют даже терапевтические статьи для экологических активистов, горюющих о безвозвратном таянии арктических снегов».

Детектив про серийного убийцу, совершающего преступления чужими руками

Новый, четвертый детектив в серии, с которой началась писательская карьера Донато Карризи 11 лет назад. Опытная сотрудница итальянской полиции Мила Васкес отходит от дел и переезжает вдвоем с дочерью в домик на озере. Их отношения осложняются из-за диагноза Милы: у нее алекситимия — расстройство, напоминающее эмоциональную безграмотность. И тут в окрестностях появляется серийный убийца.

«Их называли „подсказчиками“, или „сублиминальными киллерами“: самым знаменитым был Чарльз Мэнсон. Они окружали себя последователями и создавали „семьи“. Убивали чужими руками. Выбирали посредника, настраивали его на свой лад и наконец убеждали следовать своим собственным, самым темным инстинктам».

Основатель символической антропологии — о своей жизни

Степенная автобиография одного из самых известных в мире антропологов. Клиффорд Гирц в течение 40 лет с головой погружался в жизнь двух провинциальных городов — Паре в Индонезии и Сефру в Марокко. Эта книга — его попытка разобраться в том, как изменились за прошедшие годы эти города и он сам.

«Исследователь сталкивается не с историей или биографией, а с целым ворохом историй, роем биографий. Во всем этом есть некоторый порядок, но порядок порывистого ветра или уличного рынка — ничего, что можно измерить».

«Большой Лебовски» как жизненная философия

Обязательное чтение для поклонников «Большого Лебовски». Актер Джефф Бриджес, сыгравший Чувака, и его друг Берни Глассман, социально активный буддист, разбираются, почему фильм братьев Коэн стал культовым для последователей философии дзен. Оказывается, примеры традиционной буддистской логики там почти в каждом диалоге: «Иногда ты ешь медведя, иногда медведь ест тебя» или «Ковер задавал стиль всей комнате» — одни из них.

«Если ты принадлежишь конкретному месту — ты застрял, потому что ты привязан к нему. С другой стороны, если ты принадлежишь всему миру, ты не привязан ни к чему в особенности, то есть ты свободен. Как только тебя что-то зацепило — „Эй, они нассали мне на ковер!“ — создается привязанность, и тогда начинается страдание».

Поделиться:

facebook twitter vkontakte