18+
Диана Сеттерфилд. Источник: Susie Barker, thetimes.co.uk
Диана Сеттерфилд. Источник: Susie Barker, thetimes.co.uk
Катерина Рубинская |

Главные книги Дианы Сеттерфилд: готические истории, птицы-убийцы и воскресшие мертвецы

Знаменитая «Тринадцатая сказка» и другие кроваво-кошмарные драмы

Диана Сеттерфилд больше всего известна по роману «Тринадцатая сказка», который возглавил рейтинг The New York Times и получил экранизацию с Оливией Колман, Ванессой Редгрейв и Софи Тернер в главных ролях. Рассказываем про главный хит британской писательницы и еще два ее произведения, наполненные жутью и отсылками к классике.

Перед началом писательской карьеры Сеттерфилд преподавала в университетах и исследовала французскую литературу. Ее академический бэкграунд сейчас очевиден: говоря о влияниях в «Тринадцатой сказке», писательница упоминает не только предсказуемые готические шедевры вроде книг сестер Бронте или «Поворота винта» Генри Джеймса, но и «Госпожу Бовари» Флобера, романы Андре Жида (по которым Сеттерфилд защитила диссертацию) и Патриции Хайсмит. Ее исследования не ограничиваются сферой литературы: так, роман «Беллмен и Блэк» сопровождается орнитологическими справками о жизни и привычках грачей, а «Пока течет река» — картой реки Темзы, по которой читатель может отслеживать передвижения героев.

«Тринадцатая сказка» (2006)

«Тринадцатая сказка» — единственная книга Сеттерфилд, где действие происходит в наши дни, и это придает ей особую привлекательность: легко представить себя на месте героини-современницы, любящей чтение и загадки из прошлого. Поэтому о сюжете книги лучше не знать ничего, кроме завязки — Сеттерфилд удается придумать действительно оригинальную интригу, которую интересно распутывать вместе с главной героиней. В результате получается мрачная готическая история о близнецах, двойниках, кровосмешении, сумасшествии и семейных проклятиях — упакованная при этом в предрождественскую атмосферу и закрученная лихо, как детектив.

Маргарет Ли получает предложение, от которого невозможно отказаться — поработать со знаменитой писательницей Видой Винтер (кстати, именно ее Сеттерфилд сравнивает с героем романов Патриции Хайсмит — Томом Рипли, социопатом с мутным прошлым). Винтер — всенародная любимица, известная серией из 13 переложений известных детских сказок, где по загадочной причине отсутствует последняя история. Кроме того, Винтер патологически не любит говорить правду и долгие годы морочит голову журналистам фантастическими версиями своей биографии. Маргарет, в свою очередь, обыкновенная женщина, которая живет тихой жизнью и работает в книжном магазине своего отца. Почему Вида Винтер выбрала именно ее? Это и предстоит выяснить Маргарет — а еще найти связь между злополучным семейством Анджелфилд, пожаром, разрушившим их имение много лет назад, и трагедиями, сломавшими их жизни. Наконец, нужно разобраться, как во все это вписывается сама Вида Винтер и действительно ли она решила в конце концов рассказать настоящую историю своей жизни.

Кадр из фильма «Тринадцатая сказка» по роману Сеттерфилд. Режиссер Джеймс Кент, 2013 год. Источник: dailymotion.com
Кадр из фильма «Тринадцатая сказка» по роману Сеттерфилд. Режиссер Джеймс Кент, 2013 год. Источник: dailymotion.com

Сеттерфилд почти с любовью описывает ужасное: сумасшествие Джорджа Анджелфилда, после смерти жены превратившего свой дом в свинарник; болезненные кровосмесительные отношения близнецов Анджелфилд (садизм Чарли и безумие его жертвы Изабеллы); несчастную жизнь дочерей Изабеллы — брошенных всеми красавиц близняшек Аделины и Эммелины, которые плохо поддаются лечению и воспитанию. Но с еще большим, почти эротическим удовольствием описываются книги, которые помогают обеим главным героиням романа спастись от одиночества и депрессии — только одна их пишет, а другая читает.

«Я медленно двигалась по комнате, заглядывая в ниши слева и справа от центрального прохода, и вскоре обнаружила, что непроизвольно покачиваю головой в знак одобрения. Передо мной была основательная, хорошо устроенная библиотека. Книги распределялись по категориям и по именам авторов в алфавитном порядке — именно так поступила бы я сама. Здесь присутствовали все мои любимые произведения и еще множество очень редких книг наряду с менее ценными, порой сильно зачитанными экземплярами. Среди прочих я нашла не только „Джейн Эйр“, „Грозовой перевал“ и „Женщину в белом“, но и „Замок Отранто“, „Тайну леди Одли“ и „Невесту призрака“. Дрожь волнения охватила меня при виде уникального издания „Джекила и Хайда“, столь редкого, что мой отец после долгих безуспешных поисков вообще разуверился в его существовании».

«Беллмен и Блэк, или Незнакомец в черном» (2013)

Продолжая собственную традицию — и традиции готического романа, — Сеттерфилд пишет книгу о семейном проклятии и призраках. Герой книги Уильям Беллмен еще в детстве убивает из рогатки грача, после чего птицы и злой рок преследуют его и его семью с упорством мелвилловского Моби Дика. Грачи, как сообщается в исторических справках между главами романа, издавна считаются дурным предзнаменованием или предвестником смерти. Поэтому неудивительно, что события книги начинают развиваться в духе Агаты Кристи… и нет, не то чтобы совсем никого из персонажей не осталось, только Уильям и его дочь Дора, чудом выжившая после эпидемии. Критики иронизировали, что такому наказанию за жестокое обращение с живой природой позавидовал бы и Гринпис.

Парадоксально, но эта книга оказывается скорее не о разгадывании загадки, а о поисках глубинного смысла там, где его нет. Среди причин смерти родственников Уильяма нет ни одной по-настоящему сверхъестественной: здесь и пожилой возраст, и инсульт, и самоубийство, и эпидемия, которая может унести много жизней сразу (кстати, в «Тринадцатой сказке» смертей не меньше). Но Сеттерфилд тонко показывает психологию человека, пытающегося найти объяснение своим обыденным несчастьям и выторговать у жизни гарантии того, что они больше не произойдут. По словам писательницы, ее интересовал феномен трудоголизма по-настоящему успешных бизнесменов — после многочисленных встреч с совсем не подозрительным «человеком в черном» Беллмен открывает похоронную фирму и пытается услужить своему новому партнеру, чтобы тот не забрал у него хотя бы дочь. А та, в свою очередь, на фоне изоляции от внешнего мира и гиперопеки ищет себя в творчестве. Пожалуй, это единственный случай в мировой литературе, когда герой сам предлагает условному дьяволу контракт, а не наоборот — и объяснение у этого вполне в духе современных триллеров.

«Лондон раскачивался и вращался вокруг него. Беллмен инстинктивно вскинул руки к лицу, когда город раскололся, как зеркало, и куски его разлетелись в стороны; затем исчезли подпиравшие крышу стены, а сама крыша вместе с ним ринулась вниз в головокружительном падении. Боясь приблизиться к ее краю, боясь дотронуться до застекленной рамы, Беллмен беспомощно упал на колени. В отчаянной попытке нащупать опору его пальцы заскользили по мокрому свинцу покрытия, и тут все строение резко накренилось. Он крепко сжал веки, но это не спасло от ощущения полета. Теперь уже не было ни верха, ни низа, а только падение. Его стошнило в полете, когда весь мир яростно крутился и переворачивался. Он падал и падал, и не было конца этому падению».

«Пока течет река» (2018)

«Река», возглавившая списки бестселлеров в 2018 году, — наверное, наименее мрачная из книг Сеттерфилд. Но это не значит, что писательницу стали меньше интересовать семейные тайны и хитросплетения. Действие происходит в пабе у Темзы, а в центре сюжета оказывается неизвестно откуда взявшаяся девочка из реки, на которую претендуют сразу три семьи — она не то плод запретной связи, не то жертва похищения, не то и вовсе чудом воскресла, умерев много лет назад. Чтобы разобраться, что делать с ребенком, члены каждой из заинтересованных семей предпринимают свое расследование — и, разумеется, сталкиваются с еще большим количеством секретов.

«Ее кожа тускло мерцала, как вода пасмурным днем. Складки хлопчатобумажной рубашки облепили ее ноги, а голова повернулась и склонилась под углом, какой не мог быть предусмотрен ни одним кукольником. Она была не куклой, а настоящей девочкой, о чем никто из них не догадался, хотя теперь это казалось очевидным. Какой же мастер станет вкладывать массу труда в создание столь совершенной куклы, чтобы затем нарядить ее в простенькое платье под стать бродяжкам и нищенкам? Кому взбредет в голову придать кукольному лицу такой жутковатый, безжизненный цвет? Какой творец, помимо самого Господа, способен создать эту линию скул, эту ножку с пятью очень разными, детально проработанными пальцами. Разумеется, это была маленькая девочка! И как получилось, что они не заметили этого сразу?»

Идея книги была вдохновлена детскими страхами самой Сеттерфилд — когда-то у ее маленькой сестры диагностировали порок сердца, и Диану стали преследовать кошмары о том, что с девочкой что-то может случиться. Услышав историю о том, как в где-то Америке «воскрес» утонувший мальчик, Сеттерфилд обрадовалась — значит, ее сестра тоже поправится, даже если с ней произойдет что-то плохое! Прошли годы, сестра и вправду выздоровела, но писательницу не оставила мысль о возможности вернуться к жизни даже после смерти — возможно, именно поэтому в «Реке» у большинства героев случается истинный хеппи-энд, как бы ни были трагичны их обстоятельства изначально (последняя глава книги даже называется «Долго и счастливо»).

Сюжет «Реки» интригует, но совершенно не торопится развиваться — и если «Тринадцатая сказка» или «Беллмен и Блэк» показались вам слишком уж трагическими, «Река» сохраняет эмоциональную насыщенность мыльной оперы (пусть и викторианской) почти без ужасающих смертей и кроваво-кошмарной драмы. Кого-то, возможно, привлечет именно условно викторианский аспект истории и ее неспешный ход. А для других читателей актуальным будет поразительное сходство с телепередачами про анализ ДНК, где много людей очень подробно размышляют, чей же на самом деле ребенок, — и перестать смотреть невозможно, пока не узнаешь ответ на этот вопрос.

Поделиться:

facebook twitter vkontakte