18+
Фото с личной страницы Елены Ваниной в Facebook
Фото с личной страницы Елены Ваниной в Facebook
Bookmate Journal |

Елена Ванина: «Реальность все равно не перешутишь»

Сценаристка «Последнего министра» — о любимых сериалах, Достоевском и безумных идеях в российской политике

На сервисе КиноПоиск HD идет «Последний министр» — абсурдистская комедия о чиновнике, который пытается реформировать Россию, отменяя мат и легализуя порно. Мы поговорили со сценаристкой проекта Еленой Ваниной (на ее счету «Лондонград», «Квест» и «Оптимисты») об источниках вдохновения, полезных онлайн-курсах по драматургии и книге, которую она бы хотела экранизировать.

— Каково это — сочинять политическую сатиру в современной России?

— С политической сатирой в России самое интересное то, что, сколько бы ты ни шутил, реальность ты все равно не перешутишь. Можно придумать самую безумную идею, потом открыть новости и понять, что очередной министр, депутат, судья или начальник ЖКХ оставил тебя далеко позади. Очень много сюжетов в «Министре» вдохновлены реальными новостями. Сейчас такое время, когда политическая сатира и просто политика подозрительно часто сходятся в одной точке.

Это рассказ об идеалистах без идеалов. То есть они вроде бы не законченные мудаки, иногда даже верят в добро. Но и в компромиссы, и в хороший виски, и в удобный кабинет верят не меньше.

— Видели ли вы «Домашний арест», «Год культуры» и «Слугу народа», работающие примерно на той же территории? С чем вообще, на ваш взгляд, стоит сравнивать «Последнего министра» — с точки зрения темы и интонации?

— К сожалению или к счастью, ничего из русских и украинских политических сериалов я не смотрела. Слышала, что многие говорили, что смешно, охотно верю. Странным образом ориентировались мы, скорее, на Соркина (создатель сериалов «Западное крыло» про политиков и «Новости» про журналистов. — Прим. ред.), который вообще не смешной, зато мастер кабинетной драмы про идеалистов, которые много ходят и разговаривают. Мы это часто обсуждали.

Из жанровых вещей, наверное, немного думали про британский сериал «В гуще событий», немного про «Парки и зоны отдыха». Но опять же, мне кажется, сейчас в России сама реальность — уже жанр, на который можно ориентироваться.

— Что труднее писать — часовую драму, как «Оптимисты», или получасовую комедию, как «Последний министр»?

— Это просто совсем разные задачи. Для «Оптимистов» нужен был большой и серьезный ресерч. Нужно было детально разбираться в событиях, героях, эпохе, ее законах. В «Министре» вроде бы все рядом, вокруг тебя, но надо шутить. Шутить на бумаге так, чтобы было смешно не только тебе, сложно. Если честно, написать душераздирающую сцену мне, наверное, легче, чем гомерически смешную. Но в «Министре» не просто юмор, а абсурд и безумие, а вот это я люблю.

Ольга Сутулова, Анна Чиповская и Ян Цапник в «Последнем министре». Фото: продюсерская компания «Среда»
Ольга Сутулова, Анна Чиповская и Ян Цапник в «Последнем министре». Фото: продюсерская компания «Среда»

— Есть ли политик — историческая фигура или современник, — которым вы восхищаетесь?

— Барак Обама. Я даже не до конца верю, что такой политик правда был у власти. Я не так давно смотрела интервью Обамы у Дэвида Леттермана и думала: «Серьезно? Так может быть? Это бывший президент? И он так выглядит, так двигается, так говорит?»

— После какого сериала вы полюбили телевидение и после какого захотели делать его сами?

— Я никогда не хотела делать прицельно телевидение. Я хотела делать кино. И в этом смысле я из тех, кто не проводит грань между кино и телевидением. Конечно, я прекрасно понимаю, что специфика там и там разная. Почти все мои проекты на телевидении случались вопреки, а не благодаря системе, в которой мы существуем. Сейчас, например, мы с Алексеем Попогребским (режиссер «Как я провел этим летом» и «Оптимистов». — Прим. ред.) пишем полный метр. При этом я думаю об одной истории, для которой подойдет только сериальная форма. Для меня это способы рассказывать истории. Если окажется, что для какой-то больше подойдет песня — напишу песню. А из тех сериалов, что повлияли на меня когда-то давно, — тут я не скажу ничего нового. Обожаю «Твин Пикс» и «Клан Сопрано». До сих пор хочу сделать так же.

— Какое самое полезное пособие по кинодраматургии вы читали?

— Беда в том, что одного идеального нет.

Если учишься самостоятельно, нужно вычленять по крупицам. И главное — не позволять одному учебнику загнать тебя в структуру.

Я читала и Воглера, и Макки. Мне кажется, очень полезно читать источники. Например, Проппа и Аристотеля. Правила-то не изменились. Тут хотя бы можно увидеть и понять тех, кто начал их формулировать и описывать. А из новых мне понравилась книга Джона Йорка «Into the Woods».

— Есть ли у вас любимый онлайн-курс по написанию сценариев; условно говоря, кого вы предпочитаете как лектора — Дэвида Мэмета или того же Соркина?

— Я время от времени преподаю, поэтому посмотрела много онлайн-курсов. У Соркина отлично про структуру, у Мэмета — про героев. Очень сложно посоветовать один лучший курс. Потому что важно, за чем именно человек идет. Если ты не знаешь совсем ничего, нужно посмотреть пару-тройку курсов, чтобы все это новое знание хотя бы как-то улеглось в голове и тебя перестали пугать термины. Я иногда смотрю для вдохновения. Вот скажет Мэмет, что ему нравится слушать, как люди ругаются, ему это дает творческий импульс. Во мне это как-то отзывается, и я работаю.

— Какая ваша любимая комедия — полнометражная и телевизионная?

— Я никогда не могу назвать одну книгу, один фильм, один спектакль. Меня это вгоняет буквально в состояние, близкое к неврозу — пожалуйста, не заставляйте меня выбирать. Из последнего я обожаю сериал «Дрянь». Правда, та еще комедия.

— Какой сериал вы чаще всего советуете?

— Никогда не советую один. Не хочу, чтобы люди меня возненавидели.

Вообще, честно говоря, ненавижу советовать. Но вам посоветую — посмотрите скорее сериал «Халифат». Будет очень страшно.

— У вас есть час свободного времени. Выберете одну серию драматического сериала или две — комедийного?

— Зависит от состояния. Если у меня есть силы и работает мозг — точно драму. А если мозг опух, то точно комедию.

— Из какого писателя вышел бы отличный сценарист?

— Сложный вопрос. Но, знаете, я вот сейчас на карантине стала перечитывать «Братьев Карамазовых». Не читала их с университета. Мне казалось, что я отлично все помню, но выяснилось, что помню я в основном религиозно-философские аспекты, а там столько всего происходит. На каждой странице 700 сюжетных поворотов, за один день произошло 100 событий. Все герои меняются не просто от начала к концу, а по три раза туда и обратно. Вот Достоевский — отличный сценарист.

— Какую книгу вы бы хотели экранизировать?

— Свою. Шутка и мечта одновременно. А если серьезно — наверное, интересно было бы экранизировать «Тайную историю» Донны Тартт, но это не в России.

Поделиться:

facebook twitter vkontakte