18+
Дина Корзун во время разговора с Букмейтом. Фото: Александра Астахова
Дина Корзун во время разговора с Букмейтом. Фото: Александра Астахова
Наталья Афанасьева |

Дина Корзун: «Книги — высшая математика, но в области души»

В чем секрет счастливых семей и почему к сказкам надо относиться серьезно

Актриса Дина Корзун стала знаменитой после фильма «Страна глухих», за съемки в котором получила премию «Ника». Сегодня многие знают Дину по ее работе в благотворительном фонде «Подари жизнь», где она помогает собирать деньги на лечение смертельно больных детей. «Я бы не смогла пережить очень многие вещи, если бы не опиралась на знания, которые я нашла в книгах», — говорит актриса и рассказывает, какие произведения оказали влияние на ее жизнь, научили бесстрашию и дали внутреннюю опору.

— Тема вашего выступления в проекте TEDxKrasnayaPolyana звучит очень впечатляюще — «Законы счастливой семейной жизни». Вы действительно знаете эти законы? Что для вас вообще значит «счастливая семья»?

— Что такое счастливая семья? Это гармония. Это как на велосипеде ехать: нужно держать равновесие — не упасть в отчаяние, ссоры и требования, но и не падать в другую сторону — в радость, эйфорию. Семья, как и человек, — это развивающийся организм, это всегда движение — как на поверхности океана. Иной раз качает сильно, но это нормально, это нужно принять к сведению, не пугаться и вместе идти вперед.

Семья — это тот инструмент, благодаря которому мы можем расти духовно, становиться сильнее и лучше. Это когда совершенно разные личности, с разным мировоззрением сочетаются таким образом, что все наполняются от этих отношений — получается геометрическая прогрессия взаимного счастья и душевного обогащения.

Мы с мужем уже 25 лет вместе, познакомились совсем юными в Москве в 1995 году. Поначалу он меня звал на Запад (Луи Франк — гражданин Швейцарии. — Прим. ред.), но тогда только случилась «Страна глухих», моя карьера начала активно развиваться, и я отказалась: «Лучше ты приезжай». И он действительно ушел с работы — Луи тогда жил в Канаде, работал в рекламном агентстве, собрал несколько сумок и приехал в Россию. Я тогда с трудом говорила по-английски, а он совсем не говорил по-русски. Это вообще необычная история — нашего с ним знакомства и нашей жизни. И конечно, наверное, самое главное — история успеха моей жизни.

Мы уехали из России в 2008 году, когда решили все-таки, что у нас будет настоящая семья, дети. Луи сказал: «Вот теперь ты со мной поедешь». Мне уже было неудобно отказываться, потому что однажды он совершил такую жертву ради меня. Мы поехали в Европу, там родились наши две дочери, им сейчас 10 и 11 лет. Моему старшему сыну 30 лет — вот сейчас будет, в августе. Десять лет мы прожили в Лондоне, потом уехали к Луи на родину, в горы. Последние два года мы живем в Швейцарии.

Говорят, что переезжать нужно каждые семь лет — для того, чтобы была значительная встряска для организма. Но у нас чаще получалось. У меня есть ощущение, что за одну жизнь я прожила очень-очень много разных. Жизнь бесконечно нас заставляет меняться, учиться. И я думаю, это обусловлено внутренним драйвом и интересом к жизни, ведь внешнее — оно только догоняет внутреннее. Мы постоянно очень активно искали — себя, смыслы жизни.

— Привыкнув находиться постоянно в движении, как вы пережили сложное время карантина, когда все замерло, жизнь буквально остановилась?

— Вы знаете, я рассказала на своей странице в социальной сети о том, что я очень благодарна карантину! Боже мой, какое счастье, что мы все вдруг остановились и столько времени проводим вместе: вместе просыпаемся, завтракаем, разговариваем, читаем, готовим, готовимся ко сну…

В самом начале карантина, в марте, когда все проекты остановились, телефон замолчал, было такое ощущение, что мы как будто парим на воздушном шаре. Вдруг тишина, утих гвалт мыслей в голове — и это было счастье.

Знаю, что для многих семей карантин стал испытанием. Но мы свои уроки прошли раньше: у нас тоже был период, когда мы искали возможность существовать комфортно рядом друг с другом. На самом деле это и есть закон счастливой семьи: обязательно отношения совершенно разных людей, которые живут вместе, проходят период кризиса. Кризис — это залог роста, выхода на новый уровень. Нам кажется, что мы уперлись в стену и выхода не видно — а это просто ступенька. На нее нужно подняться и дальше идти, пользуясь пережитым опытом. До следующего кризиса. И это будет еще одно восхождение.

Мы уже научились друг друга слышать, разговаривать, выработали собственный язык нашего организма, нашей семьи. Мы научились уважать личность каждого, предупреждать друг друга о каких-то сложных моментах: друзья, я устала, и я вам сегодня, боюсь, не смогу рассказать сказку на ночь.

— Хорошо, что вы заговорили о сказках. Вы, вероятно, относитесь к ним очень серьезно — например, ваши работы над спектаклями по сказкам Оскара Уайльда. Почему?

— Поэтический и символический язык сказок мне очень близок. Это такое видение жизни — не бытовое, как будто с высоты птичьего полета. «Пойти туда, не знаю куда, найти то, не знаю что» — это точно обрисовывает нашу жизнь. Мы действительно не знаем, куда мы идем, не знаем, что мы ищем. Однако судьба, дорога обязательно приведет героя к каким-то испытаниям, встречам, в которых он должен окрепнуть, выиграть битву, стать лучше, сильнее. Обязательно самый сокровенный смысл будет за тридевять земель, на высоком дубу будет качаться сундук — если тебе удастся каким-то образом его уронить на землю, выскочит заяц и начнет от тебя убегать. И только смелому, сильному, любознательному, настойчивому обязательно будет удача, потому что он использует все возможности. И вот на той игле, на самом ее конце, он сможет найти ответ на важные вопросы: а что такое жизнь? а кто я? а зачем я живу?

Спектакль Дины Корзун «Звездный мальчик» в лондонском театре Jermyn street. Спектакль по мотивам сказки Оскара Уайльда. Источник: artpartner.ru/dina-korzyn
Спектакль Дины Корзун «Звездный мальчик» в лондонском театре Jermyn street. Спектакль по мотивам сказки Оскара Уайльда. Источник: artpartner.ru/dina-korzyn

Каждый из нас несколько раз в жизни сталкивается с перекрестком, на котором стоит невидимый камень: пойдешь направо — все потеряешь, но счастье найдешь; пойдешь налево — душу продашь, но зато богат будешь; пойдешь прямо… и так далее. Эти метафоры очень, очень жизненные. Наша жизнь — это не просто наборы привычных действий: встал, поработал, приготовил ужин, лег спать — это жизнь тела. Но это еще не все.

Есть гораздо более глубокая суть нашей жизни — душа человека. У людей разных цветов кожи, мужчин, женщин, детей — у всех изначальная духовная природа одинаковая, неизменная, вечная и такая прекрасная! Мы разделяем друг друга на нации, обособляемся, выстраиваем стены, закрываем свои дома, видим в других людях врагов. А в сказках это отчетливо чувствуется: искра света, искра любви — это то, что у всех нас общее.

Я стараюсь сама и учу своих детей видеть во всех людях сначала вот эту искру. Смотреть прямо в глаза, в зрачки, в сердце. Какой бы ни был человек: справедливый или несправедливый, чужой или свой, старик или младенчик. Даже если это какой-то ужасный человек. Важно в первую очередь видеть вселенский духовный смысл его жизни.

Когда ты можешь видеть человека насквозь, когда ты видишь то, что он хочет скрыть, обращаешься в его самую сердечную, самую глубинную — может быть, им самим забытую — природу, он видит, что ты его не судишь, что ты к нему относишься с уважением. Это самая лучшая защита от всех страхов, от всего, что нас делает несчастливыми, неуверенными в жизни.

— На каких книгах вы выросли? Что, вы считаете, следует дать детям, чтобы о них можно было сказать: «Нужные книги ты в детстве читал»?

— Мы все — продукт нашего детства. Это все неслучайно: люди, с которыми мы встречаемся, книги, которые оказываются у нас в руках.

Я много читала и очень любила, как уже сказала, сказки всех народов мира. Сказки Пушкина очень символичны, эти символы нужно детям прям раскрывать. «Сказка о рыбаке и рыбке» — она не просто о какой-то злой старухе. Это же душа, которая требует, чтобы природа или сам Творец стал у нее на побегушках. А если человек теряет уважение к другим живым существам, теряет уважение к природе, это обязательно закончится катастрофой. Сказки Толстого я очень люблю, и вообще Толстой мне близок.

В юности очень важным для меня стал роман «Овод» Этель Лилиан Войнич про молодого революционера-итальянца. Вот эта сцена, когда он бросает падре, который взмолился Богу: «Молитесь громче — может быть, ваш бог спит». Я так рыдала, у меня переворачивалась душа, это было какое-то очищение, катарсис. Ради этого, мне кажется, и должно существовать искусство: книги, спектакли, фильмы.

Я очень любила мифы Древней Греции. Мне кажется, что детям обязательно нужно рассказывать о героях. Герой — это тот, кто пренебрегает болью, кто может в защиту слабых пойти на амбразуру или броситься в ледяную реку спасать тонущего малыша.

Я заметила, что счастье — это когда тебе удалось что-то сделать бескорыстно, когда жизнь дала шанс помочь другому человеку — это такой кайф! И это несравнимо с радостью от материального. Никакие «Бентли» туда не заберешь, никакие «Оскары», «Золотые орлы» — ни-че-го. Только чистые мотивы поднимают выше, и это единственное, что мы с собой заберем после последнего экзамена.

Все интересные книги содержат опыт духовных исканий, переживаний, исследований — то есть это высшая математика, но в области души. Мы с девочками очень полюбили книгу «Древний путь. Белые облака» Тит Нат Хана о жизни Сиддхартхи, то есть Будды. В ней собраны истории, легенды, воспоминания за 2,5 тысячи лет по всему буддистскому миру: Индия, Непал, Тибет, Бутан, Тайвань, Китай. Будда невероятно повлиял на все человечество, потому что его учение — не религия, это философия ума.

А сейчас мы с детьми читаем «Бхагавадгиту» и «Махабхарату». Вот это — высочайший уровень знаний. Как логично, как стройно даются ответы на вопросы «В чем смысл жизни?», «Чего бояться, а чего не стоит бояться?», о вечности души. И это вселяет бесстрашие в девчонок. Даже в школе мне говорят: «У вас такие интересные дети!» Да это потому, что они прикоснулись к этим знаниям и не чувствуют себя плавающими в непонятном супе материалистического, потребительского интереса к жизни. Они знают, что у этой жизни есть невидимая основа, что жизнь — это школа, что мы здесь ученики, что здесь есть необходимость становиться лучше.

— А какие книги повлияли на вашу уже взрослую жизнь?

— Однажды на меня очень хорошо повлияла книга «Ешь, молись, люби» Элизабет Гилберт. Написано очень просто, жизненно, но это история очень многих людей: поиск себя, смысла своего существования, возможностей, как наполнить свою жизнь энергией.

Еще одна книга — «Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса» Ильи Гилилова. Это такой детектив, расследование — о-о-о-очень интересно.

И также все книги педагога Шалвы Амонашвили: «Основы гуманной педагогики», «Как любить детей» — вот прям всем рекомендую, оттуда льется поток любви и мудрости.

И еще я очень люблю работы Александра Хакимова — когда я начала читать его «Эволюцию сознания», мой мир перевернулся. До встречи с его книгами я как будто потерялась. Хотя я была на пике успеха: я снималась на Западе, у меня была семья, я хорошо зарабатывала — а внутри была пустота. Я продолжала жить как самолет на замирающем моторе. Прочитав его книги, я как будто обрела почву под ногами, перестала проваливаться, как в каком-то страшном сне, в этой реальности, в этой тщеславной гонке, в этих искусственных сюжетах для фильмов, где не мне хватало гуманности, человечности, красоты, простого героизма, когда другой человек может простить другого, помочь, поддержать.

— Ваш фильм «Страна глухих», кроме того, что это в художественном смысле совершенно потрясающая работа, для многих зрителей стал откровением — они взглянули на мир людей, которые отличаются от них, и почувствовали сопричастность. Была ли эта роль для вас шагом к благотворительности, к фонду?

— Я думаю, наоборот: тот опыт, который произошел в моей жизни, дал мне возможность прочувствовать роль именно так и передать это с экрана.

Я помню мой первый поход в кино — мне было года три, мы пошли на фильм «Белый Бим Черное Ухо». Я впервые оказалась перед огромным экраном, откуда рассказывалась история — щемящая. Боже мой, эта бедная собака, которая осталась одна-одинешенька, этот белый Бим с черным смешным ухом, которого мы уже успели полюбить, оказывается на улице, всеми забытый, никому не нужный. Эмпатия — это когда мы чувствуем другое живое существо, как себя. Этот фильм был той кнопкой, после которой все раскрылось.

Кадр из фильма «Страна глухих» режиссера Валерия Тодоровского. Источник: ivi.ru
Кадр из фильма «Страна глухих» режиссера Валерия Тодоровского. Источник: ivi.ru

У нас во дворе был мальчик, его мама и папа были глухонемые. Вернее, глухие могут говорить, но они стесняются. Мы же тоже можем оговориться, но мы себя услышим и поправим. А они учатся общаться на ощупь, поэтому иногда их речь звучит странно. Я помню, как вечером мама мальчика с балкона его звала: «Леца, Леца! Томой, томой! Леца!» — «Леша, домой!».

Когда я прочла сценарий «Страны глухих», я вспомнила эту семью и была, наверное, единственная, кто попробовал именно этот, немножко сломанный язык, поэтому режиссер фильма Валера Тодоровский остановился на моей кандидатуре.

Мы с мамой жили в коммунальной квартире, там был длинный коридор, много семей — в основном это были разведенные женщины с детьми. Они все работали в три смены на чулочной фабрике: если чьи-то мамы уходили в ночную, то другие могли у всех проверить домашнее задание, накормить и отправить в постель. Мы жили как большая семья. Меня это научило сопричастности, поэтому меня всегда касается все, что происходит в мире, пусть даже очень далеко от меня.

Потому что это одна планета. Мы все соединены. И наши негативные мысли вносят вибрации негатива и разрушения в общее пространство мира. Например, страх — это сильнейший магнит, и поэтому нужно все время его трансформировать — в любовь, в доверие.

— Вы говорили, что фонд «Подари жизнь» научил вас бесстрашию. Я слышала от людей, которые занимаются благотворительностью, что больше всего своей работой они помогли сами себе. Что вы открыли для себя благодаря фонду?

— С удовольствием расскажу про фонд «Подари жизнь», которому вот уже 14 лет. За эти годы более 48 тысяч детей получили помощь, и многие из них живут счастливо, забыли про болезнь, рожают своих здоровых детей. Эти 14 лет рядом с детьми, которые борются за жизнь, которые учатся жить по-новому, верить в победу, меняться, научили меня доверять, просто доверять жизни. Все, что должно быть, — оно случится, зачем беспокоиться? Все, что не должно быть, — оно не случится, зачем беспокоиться? Все, что можно поменять, можно поменять. Так зачем беспокоиться? Нужно просто трудиться, прикладывать усилия. А если поменять что-то невозможно — такие случаи тоже бывают, — надо просто героически это встретить и прожить.

Чулпан Хаматова и Дина Корзун на торжественном вечере, организованном благотворительным фондом «Подари жизнь». 13 января 2015 года в Лондоне, Англия. Источник: David M. Benett/Getty Images
Чулпан Хаматова и Дина Корзун на торжественном вечере, организованном благотворительным фондом «Подари жизнь». 13 января 2015 года в Лондоне, Англия. Источник: David M. Benett/Getty Images

Я человек логики, но верю, что в этом мире есть место чуду. Чудо — это и рождение ребенка, и любовь. Чудо — это и книга, которая может затронуть миллионы сердец. Я теперь понимаю, почему говорят «свет книги»: знание — это свет. И эти знания люди черпают через вдохновение из единого источника — это я точно знаю.

Обязательно жизнь и мир должны иметь вот эту… вертикальную палочку, на которой все, как пирамидки (помните, как в детстве?), должно набираться. И тогда это будет нерушимая структура, она не развалится. Я бы не осталась жива, если бы не обрела вот эту внутреннюю опору. Я бы не смогла пережить смерти наших подопечных, которым мы не могли помочь вовремя в «Подари жизнь». Я бы не смогла пережить предательства друзей и очень многие вещи, если бы не опиралась на знания, которые я нашла в книгах.

Поделиться:

facebook twitter vkontakte