18+
Обложка книги «Рождение таблетки»
Обложка книги «Рождение таблетки»
Анна Герасимова |

Четыре энтузиаста, изменивших секс: как изобретали оральные контрацептивы

История одного из самых важных открытий XX века

В издательстве Livebook вышла книга Джонатана Эйга «Рождение таблетки» (перевод Анны Синяткиной). Речь в ней идет о таблетке для предохранения от беременности — одном из самых важных открытий XX века, и не только в индустрии фармакологии, но и в области прав женщин, устройства общества и медицины.

Это увлекательная история о четырех людях: противоречивом ученом, поклоннице евгеники, респектабельном католике-враче и богатой, но несчастной женщине.

Немного биологии

Идея предотвращения беременности так же стара, как цивилизация, но работало с ней человечество в основном двумя способами: барьерным методом и абортивными средствами. Что неудивительно, если учесть то, как долго люди думали, будто зародыш развивается только из спермы, а о существовании яйцеклеток и не подозревали. Более того, о работе женской репродуктивной системы, о том, что существует овуляция и что именно она необходима для оплодотворения, люди узнали всего лишь 100 лет назад.

Уже есть электричество, радио и телефон, есть кино, поезда и трансатлантические лайнеры. Но человечество все еще точно не знает, откуда берутся дети.

Идея того, что в биохимию человеческого организма можно вмешаться, появилась примерно тогда же, вместе с открытием гормонов и желез внутренней секреции. Если гормон инсулин, введенный в организм извне, мог спасать жизнь больных диабетом, то отсюда уже один шаг до введения в организм половых гормонов. Для чего? Ну, для чего-нибудь. Русский читатель на этом месте вспомнит «Собачье сердце» и операции профессора Преображенского по омоложению: «Я вам пересаживаю яичники обезьяны». Или эксперименты безумного ученого-англичанина из рассказа Конан Дойла «Человек на четвереньках», впрыскивавшего себе половые гормоны гиббона. Удивительно, но такие эксперименты проводились и в реальности, в книге упоминается как минимум один из них — эксперимент Броун-Секара, практически совпадающий с тем, что описывал Конан Дойл.

1950-е — это все еще время свободы эксперимента в медицине и биологии. В контексте истории изобретения орального контрацептива это очень важно помнить: во время чтения книги вы не раз зададитесь вопросом «А это вообще законно?». Да, тогда было законно. И спасибо автору, что не скрывает не самые приглядные стороны этой истории.

Четверо энтузиастов

Первый герой книги — Грегори Гудвин Пинкус, ученый-биолог, авантюрист, специалист по размножению млекопитающих. Его не особенно интересовала контрацепция, скорее, он хотел изобрести что-то эпохальное, удивительное, что-то, что изменит мир. Таблетка действительно стала таким изобретением.

И тут в игру вступает вторая героиня — Маргарет Сэнгер, феминистка, боровшаяся за равноправие. Как множество образованных женщин, чья юность пришлась на рубеж веков и популярность работ Фрейда, Маргарет Сэнгер считала, что секс — самая прекрасная часть человеческих отношений. Но, помимо почерпнутых в Европе убеждений и врожденного свободолюбия, у Сэнгер был большой опыт работы медсестрой: она знала, что делает с женским телом беременность и роды. Особенно когда их пять и более.

Идея контрацепции для Сэнгер состояла в основном в том, чтобы вернуть женщинам контроль над своим телом. И только потом уже возможность наслаждаться сексом. С этой целью она создала Федерацию контроля рождаемости, которая занималась тем, что мы бы сейчас назвали секс-просвещением.

Маргарет Сэнгер подала прошение в Сенат о создании Федерации контроля рождаемости в Вашингтоне в марте 1934 года. В результате федеральные суды предоставили врачам право давать советы о методах контрацепции. Фото: Associated Press. Источник: denverpost.com/2011/12/08/book-review-a-quick-understanding-of-margaret-sanger-the-mother-of-birth-control/
Маргарет Сэнгер подала прошение в Сенат о создании Федерации контроля рождаемости в Вашингтоне в марте 1934 года. В результате федеральные суды предоставили врачам право давать советы о методах контрацепции. Фото: Associated Press. Источник: denverpost.com/2011/12/08/book-review-a-quick-understanding-of-margaret-sanger-the-mother-of-birth-control/

Именно оральный контрацептив изменил отношение к сексу навсегда. У него было два незаменимых свойства: его легко было применять и он был незаметен, а значит, женщина могла пить его независимо от кого бы то ни было, только по собственному желанию. Удобный и тайный, он давал женщинам возможность самим решать, когда беременеть, сколько детей иметь и иметь ли их вообще.

Сэнгер придумала термин «планирование семьи» еще в самом начале своей деятельности: он был достаточно пристойным, чтобы не пугать консервативные круги, но вместе с тем точно отражал то, к чему она стремилась.

Не будем забывать о том, что изобретение таблетки происходило в США в 1950-е годы. С одной стороны, беби-бум, скорее, способствовал ее открытию. С другой стороны, консервативная риторика была сильна как никогда: женщина обязана быть хранительницей очага, и никем больше. Мать — это естественное призвание, как иначе? А все остальное сделают мужчины. Но женщины уже начали понимать, что им этого мало.

И тут на сцену выходит наш третий герой: Джон Рок, врач и католик. До этого проектом таблетки занимались феминистка первой волны и чудаковатый ученый, прославившийся своим изучением экстракорпорального оплодотворения у кроликов. Им жизненно необходим был кто-то респектабельный, кто-то, кто вызывает доверие у аудитории и умеет работать непосредственно с женщинами. Джона Рока больше интересовала проблема бесплодия, чем вопросы контрацепции. Он обнаружил эффект отскока, который позволяет повысить вероятность беременности во время отмены контрацептивов. Этот эффект используется и по сей день. Вторым свойством таблеток, которые он прописывал пациенткам, было как раз временное бесплодие.

Грегори Гудвин Пинкус (сидит за столом) и Джон Рок (на фото справа). Источник: pbs.org/wgbh/americanexperience
Грегори Гудвин Пинкус (сидит за столом) и Джон Рок (на фото справа). Источник: pbs.org/wgbh/americanexperience

Здесь встает резонный вопрос: а кто давал деньги на изобретение? Финансированию научной работы, поиску фондов и грантов и управлению деньгами посвящена заметная часть книги, и это ценно. Попытки показать другую сторону исследования, отличную от работы в лаборатории, встречаются не так часто. К тому же этот подход дал книге четвертую героиню — Катарину Мак-Кормик. Богатая наследница, пережившая очень тяжелый брак (у ее мужа дебютировало ментальное расстройство прямо во время первой брачной ночи), женщина нетерпеливая, умная и страстная. Она была готова финансировать спорные и дерзкие проекты. Без нее, как и без остальных троих, таблетка попросту не была бы создана.

Катарина Мак-Кормик стала одной из первых женщин, окончивших Массачусетский технологический институт по специальности «естественные науки». Источник: pbs.org/wgbh/americanexperience
Катарина Мак-Кормик стала одной из первых женщин, окончивших Массачусетский технологический институт по специальности «естественные науки». Источник: pbs.org/wgbh/americanexperience

Вокруг таблетки

Все это скорее история четырех энтузиастов, нежели самой таблетки. Да и что таблетка? Несколько миллиграммов синтезированного гормона. Самое интересное творится вокруг. Для автора книги это важно: он помещает историю создания контрацептива в широкий исторический и общественный контекст. Например, много внимания уделяет тому, как реагировала на изобретение католическая церковь, или отдельно останавливается на общественных и правительственных инициативах в Пуэрто-Рико. Таблетка для него существует не сама по себе, она явление прежде всего общественное, а не фармакологическое.

Автор несколько раз фиксирует наше внимание на том, что это, собственно говоря, не лекарство — его принимают здоровые люди. Поэтому с регистрацией в американской организации FDA (Food and Drug Administration) вышла большая заминка.

На основании чего разрешить к применению таблетку, предназначенную для химического воздействия на организм здорового человека? Прежние критерии к ней не подходят.

Поэтому первоначально таблетка вышла на рынок как средство для лечения расстройств менструального цикла. Старая уловка: еще в 1920-е годы именно так рекламировали подпольные услуги по прерыванию беременности («У вас проблемы с месячными? Мы поможем!»). Как видите, путь не просто полный сложностей, но и противоречивый и местами сомнительный, как и герои-создатели (Сэнгер, например, симпатизировала евгенике, как вам такое?).

Первый оральный контрацептив, Enovid, был одобрен FDA в 1960 году. Источник: Wikimedia Commons
Первый оральный контрацептив, Enovid, был одобрен FDA в 1960 году. Источник: Wikimedia Commons

Таблетка вышла на рынок, не избавившись от побочных эффектов и не пройдя достаточно испытаний. Ее дорабатывали и дорабатывают сейчас, но общий принцип все тот же: два синтетических гормона, «розовые пилюли Папы Пинкуса». И новая свобода для женщины — самой решать, что делать со своим телом.

В целом «Рождение таблетки» — это захватывающая история, в которой болеешь то за одних, то за других, держишь кулаки то за авантюристов, то за консерваторов, и всегда — за женщин, которым четверо энтузиастов прежде всего и хотели помочь.

Поделиться:

facebook twitter vkontakte