Фрагмент афиши фильма «Generation П» (2011). Реж.: Виктор Гинзбур
Фрагмент афиши фильма «Generation П» (2011). Реж.: Виктор Гинзбур
Игорь Кириенков |

Пелевин про ЦРУ, мертвецов и демократию в России

К выходу новой книги Виктора Пелевина. Десять лучших произведений автора

В августе выйдет новая (и довольно загадочная) книга Виктора Пелевина: ее название, жанр и содержание пока держат в секрете. Bookmate Journal взял на себя смелость и отобрал десять лучших произведений автора, который — всем нам на радость — пишет уже тридцать лет.

Про героев советского космоса

Жестокая повесть о том, как студенты летного училища имени Маресьева готовились к полету на Луну — и чем он на самом деле оказался. Дебют Пелевина состоялся в 1989-м (рассказ «Колдун Игнат и люди»), но именно эта вещь принесла ему первую славу.

«В раннем детстве (как, быть может, и после смерти) человек идет сразу во все стороны, поэтому можно считать, что его еще нет; личность возникает позже, когда появляется привязанность к какому-то одному направлению».

Про перспективы демократии в России

Программное эссе, написанное по итогам гайдаровских реформ — с отсылками к «Коллекционеру» Джона Фаулза и чеховскому «Вишневому саду». Обличая мелкобуржуазность нового среднего класса, автор — еще в 1993 году — констатирует: свобода не сводится к выбору электроприборов.

«Совок — вовсе не советский или постсоветский феномен. Это попросту человек, который не принимает борьбу за деньги или социальный статус как цель жизни».

Про детство, умного попугая и страшилки о мертвецах

Пелевин не писал короткую прозу с 2010 года; этот сборник — напоминание о том, насколько он велик в малой форме. Хотим еще!

«Грузовики, без конца шедшие мимо, производили такое гнетущее впечатление, что было даже неясно — чья же тупая и жестокая воля организует перемещение этих заляпанных мазутом страшилищ сквозь серый ноябрьский туман, накрывший весь город. Не очень верилось, что этим занимаются люди».

Про дзен-буддизм и Гражданскую войну

Один из главных бестселлеров 90-х — реинтерпретация мифов о комдиве Чапаеве и Петьке, увязанная с современными поп-культурными символами. Пелевин сыплет афоризмами, феерично растолковывает буддийские понятия на блатном жаргоне и, по сути, создает новую русскую интеллигентскую литературу: бодрую, зубастую, с оглядкой на лучшие западные образцы.

«Если история нас чему-нибудь учит, так это тому, что все, пытавшиеся обустроить Россию, кончали тем, что она обустраивала их».

Про мир как иллюзию

Бесконечная печальная история о том, как литературные мальчики стали расчетливыми маркетологами и политтехнологами, задурив с помощью медиа головы 140 миллионам человек. Пелевин идет в массы — и выигрывает: каждую его следующую книгу будут ждать как откровения.

«Антирусский заговор, безусловно, существует — проблема только в том, что в нем участвует все взрослое население России».

Про оборотней в погонах и без

Лиса-интеллектуалка влюбляется в волка — генерал-лейтенанта ФСБ. Одновременно парафраз отношений писателя П. и политика П. (то есть художника и власти) и, возможно, лучшая книга, написанная Пелевиным за последние двадцать лет: баланс памфлета и высокой прозы соблюден практически безупречно.

«Никаких философских проблем нет, есть только анфилада лингвистических тупиков, вызванных неспособностью языка отразить Истину».

Про гламур и дискурс

Своеобразное продолжение «Generation П» и еще одна история об утрате иллюзий: герой-рассказчик Рама получает «реальный шанс войти в элиту» — и узнает, как все устроено. Фанаты который год ждут экранизацию: одну из главных ролей должен сыграть Оксимирон.

«Когда человека долго кормят рекламой, экспертизой и событиями дня, у него возникает желание самому побыть брендом, экспертом и новостью. Вот для этого и существуют отхожие места духа, то есть интернет-блоги».

Про Толстого и Достоевского — героев компьютерной игры

Недооцененная, как кажется, книга Пелевина: если убрать шутки про журнал «Сцуко» и «Батрака Абраму» (повестка 2009 года), останется очень элегантная история про поиски себя в мире, где все запрограммировано алчными жуликами. Не пропустите камео Чапаева!

«Сам по себе человек не более переменчив, чем пустой гостиничный номер. Просто в разное время его населяют разные постояльцы».

Про игры ФСБ и ЦРУ с участием сатаны и дронов

Две повести и три рассказа, объединенные общей темой — пошедшими вразнос отношениями Запада и России. Пелевин находит для себя уникальную нишу: либерала, который не смотрит в рот Европе и Америке; патриота, который отказывается присягать преступному режиму.

«Ведь что такое, в сущности, русский коммунизм? Шел бухой человек по заснеженному двору к выгребной яме, засмотрелся на блеск лампадки в оконной наледи, поднял голову, увидел черную пустыню неба с острыми точками звезд — и вдруг до такой боли, до такой тоски рвануло его к этим огням прямо с ежедневной ссаной тропинки, что почти долетел».

Про стартапы и счастье

Пелевин филонил почти десять лет, но год назад наконец выпустил книгу, которая напоминает, за что мы его когда-то полюбили. Автору не дает покоя современный феминизм, но к нападкам на #metoo дело не сводится — скорее, это роман о депрессии; о потере и обретении смысла жизни; в конце концов — об отношениях полов.

«Мы живем в эпоху, когда все настолько ясно, что спорить о чем-то с пеной у рта можно разве что в телестудии за деньги».

Поделиться:

facebook twitter vkontakte