Казимир Малевич. Автопортрет. 1933 год. Источник: ru.wikipedia.org
Казимир Малевич. Автопортрет. 1933 год. Источник: ru.wikipedia.org
Мария Смирнова |

«Черный квадрат», Наполеон и медвежата: о чем писали русские художники

Мемуары о первых картинах, трактаты об абстрактном искусстве и истории из детства

Полный праведного гнева манифест Казимира Малевича, воспоминания Ильи Репина о встрече со Львом Толстым, истории Константина Коровина о Федоре Шаляпине и любимом медвежонке — рассказываем о выдающихся художниках, которые писали не только картины, но и книги.

Пожалуй, в истории живописи нет картины, которая получила бы в свой адрес ненависти и насмешек больше, чем «Черный квадрат». За 100 лет с момента появления полотна были написаны километры текста, объясняющие значение этого произведения для русского авангарда и мировой живописи. И все равно по сей день люди регулярно спорят о том, следует ли считать его настоящим искусством или нет. 

Выставка картин Казимира Малевича в художественном бюро Надежды Добычиной на Марсовом поле в Петрограде, 1915 год. Источник: ru.wikipedia.org
Выставка картин Казимира Малевича в художественном бюро Надежды Добычиной на Марсовом поле в Петрограде, 1915 год. Источник: ru.wikipedia.org

Если доводы искусствоведов и галеристов вас до сих пор не убедили, возможно, стоит дать слово самому автору. Только сразу готовьтесь к тому, что «Черный квадрат» в прозе — работа не менее сложная, чем само полотно. Не потому, что она тоже парадоксальна. Как раз наоборот: под обложкой «Черного квадрата» собраны статьи, манифесты и декларации Малевича, в которых тот последовательно обосновывает неизбежность возникновения супрематизма и перехода искусства в новое состояние. Несмотря на то что книга полна страсти и праведного гнева, в ней есть академизм и довольно сложные рассуждения. Их прочтение дает глубокое понимание не только искусства самого Малевича, но и в целом того, как архитектура, живопись и поэзия задают вектор человеческой жизни.

Трактат «О духовном в искусстве» появился в 1910 году — тогда же, когда и первая абстрактная акварель Кандинского. Работа, которая сегодня хранится в центре Жоржа Помпиду в Париже, стала отправной точкой беспредметной живописи в творчестве художника и одним из важнейших полотен для абстракционизма в целом. Кандинский отверг западноевропейские традиции в искусстве и провозгласил, что отныне его занимают не сюжеты, а только форма и цвет и их вполне достаточно, чтобы живопись была содержательной, пробуждала эмоции — и сама была эмоцией, воплощенным движением.

Василий Кандинский. Композиция 8. 1923. Источник: guggenheim.org
Василий Кандинский. Композиция 8. 1923. Источник: guggenheim.org

Огромная заслуга Кандинского и Малевича состоит в том, что оба они понимали: абстракционизм крайне сложен для восприятия аудиторией, которая привыкла к традиционным видам живописи. Если даже в наше время у людей вызывают агрессию и недоумение полотна, изображающие разноцветные пятна и закорючки, легко представить, какова была реакция на них в начале XX века. При этом Кандинскому, кажется, удалось найти более доступный для массового читателя язык. Во всяком случае, работа «О духовном в искусстве» успешно выполняет сразу две функции. С одной стороны, она по-прежнему считается учебным пособием для студентов художественных вузов. С другой — помогает простому зрителю понять, почему, глядя на какую-то картину, он испытывает страх, радость или раздражение.

Благодаря жизни в деревне Куоккала, где также проводили время Леонид Андреев и Максим Горький, Илья Репин написал свои мемуары. Именно в местном поселке, позже названном в честь художника, Репин работал над книгой «Далекое близкое», которую Корней Чуковский потом редактировал и готовил к публикации. Правда, вышла книга только в 1937 году, уже после смерти Репина.

Усадьба «Пенаты» в деревне Куоккала, где Илья Репин жил и писал книгу «Далекое близкое». Источник: ru.wikipedia.org
Усадьба «Пенаты» в деревне Куоккала, где Илья Репин жил и писал книгу «Далекое близкое». Источник: ru.wikipedia.org

«Далекое близкое» порой упрекают в неоднородности, и это отчасти справедливо: с первых страниц становится понятно, что перед нами — книга того, кто всю жизнь писал картины. Вместо линейного повествования читатель получает серию воспоминаний о наиболее примечательных эпизодах из биографии Репина и о людях, которые ему встретились. Репин-литератор набрасывает портреты Толстого, Серова, Крамского, легко и живо делится воспоминаниями о детстве. В мемуарах Репина нет того трагического надрыва, который обычно связывают с личностью большого художника. Но, в конце концов, должны же быть примеры того, что счастливая жизнь способствует творчеству не меньше, чем страдания. 

Анализ исторической личности, мягко говоря, не самый популярный жанр среди сочинений художников, но вполне закономерно, что интересовавшийся историей художник-документалист Василий Верещагин проявил к нему интерес. Состоящий из 20 полотен цикл «Наполеон I в России» считается одним из столпов наследия Верещагина, и одноименная книга представляет собой попытку разложить по полочкам материал, собранный за время работы над картинами. 

Василий Верещагин. В Петровском дворце (в ожидании мира). 1895. Источник: artchive.ru
Василий Верещагин. В Петровском дворце (в ожидании мира). 1895. Источник: artchive.ru

Опираясь на свидетельства очевидцев и собственные размышления, Верещагин рассказывает о пожаре в Москве, Бородинском сражении, казаках, нагонявших страх на французскую армию. Достоверный с исторической точки зрения, текст лишен тяжеловесности, потому что писал его все-таки не ученый в запыленном кабинете, а баталист по зову сердца. Автор уделяет внимание боевым тактикам противников, но Наполеон I интересует его в первую очередь не как военачальник, а как человек. Сложный, противоречивый и несомненно гениальный. Конечно, сейчас таким подходом к жизнеописанию замечательных людей мало кого удивишь, но в 1890-е, когда был опубликован «Наполеон I в России», Верещагин стал в каком-то смысле революционером.

Один из наиболее самобытных русских живописцев, Кузьма Петров-Водкин был также теоретиком искусства: он написал немало текстов о своем творческом методе, который, безусловно, требовал обоснования. Однако особое место в прозаическом наследии Петрова-Водкина занимают мемуары — о путешествии по Северной Африке, о художественном объединении «Мир искусства» и, наконец, о собственном детстве, юности и взрослении. 

Кузьма Петров-Водкин. Окрестности Хвалынска. 1909. Источник: rusmuseumvrm.ru
Кузьма Петров-Водкин. Окрестности Хвалынска. 1909. Источник: rusmuseumvrm.ru

Автобиографическая «Моя повесть» состоит из двух частей: «Хлыновск» и «Пространство Эвклида». Петров-Водкин неслучайно слегка переиначивает название родного города — Хвалынска Саратовской губернии: «Моя повесть» едва ли воспринимается как сугубо документальное произведение, хотя основана она, безусловно, на реальном опыте. Мощный, резкий, энергичный язык Петрова-Водкина преображает скучную действительность — точно так же, как преображают ее полотна художника, создавая плотность и глубину там, где мы привыкли видеть плоское, однообразное пространство. Но, хотя мастерство Петрова-Водкина как стилиста не поддается сомнению, главное достоинство «Моей повести» все-таки заключается в том, что это удивительно теплая книга, полная неискоренимой любви к жизни. Именно такая литература приходит на помощь в самые мрачные времена. 

Безыскусный заголовок «Моя жизнь», на первый взгляд, исчерпывающе описывает литературный magnum opus Константина Коровина — мемуары, дополненные парой десятков автобиографических рассказов. На их страницах нам встретятся оперный певец Федор Шаляпин и знаменитый меценат Савва Мамонтов, добрая бабушка художника и его брат Сережа, пес Дружок и медвежонок Верка. Однако за нежными, трогательными и по-хорошему наивными зарисовками стоит горькая история.

Валентин Серов. Портрет Константина Коровина. 1891. Источник: wikipedia.org
Валентин Серов. Портрет Константина Коровина. 1891. Источник: wikipedia.org

В 1922 году Коровин, как и многие другие представители творческой интеллигенции, уехал за границу. Остаток жизни он провел во Франции, где не смог завоевать такой же славы и авторитета: импрессионизм уже практически вышел из моды. Вдобавок ко всему художник начал терять зрение, он больше не мог заниматься живописью. А вот его рассказы, публиковавшиеся в эмигрантских журналах, стали для него одновременно источником заработка и отдушиной. Сквозящая в каждой строчке тоска по России делает сочинения Коровина особенно пронзительными, и стоять «Моя жизнь» должна на одной полке с Буниным и другими знаменитыми писателями, уехавшими в эмиграцию из СССР.

картинка банера
Bookmate Review — такого вы еще не читали!
Попробовать

Читайте также:

Актриса Лея Дойч, 6 лет, 1933 год. Фото: Википедия Книги «Не выпускай ее из рук»: отрывок из романа «Руфь Танненбаум» Миленко Ерговича Трагическая история девочки-вундеркинда в предвоенной Югославии Кадр из фильма «Bande à part» («Посторонние», «Банда аутсайдеров») Жана-Люка Годара, 1964 год. Сцена в Лувре. Обработка: Саша Пожиток, Букмейт Книги 5 романов для подростков: от хоррора про больницу до перформанса в особняке Подборка книг, в которых искусство — важная часть сюжета Источник: christies.com. Коллаж: Саша Пожиток, Букмейт Истории Как создавались легендарные портреты писателей (Чехов был недоволен, а Пушкин — наоборот) Хемингуэй в дорогущем свитере, Достоевский в роли Христа, а Бродский хотел быть только черно-белым Картину Леонардо да Винчи «Мона Лиза» осаждают сотни туристов, чтобы постоять перед ней 60 секунд. Париж, Лувр. Фото: Mika Baumeister / unsplash.com Книги Когда прославилась «Мона Лиза» и как подделывали Шишкина: 10 фактов об искусстве и деньгах Что мы узнали из книги Пирошки Досси «Продано!» Фрагмент постера к фильму «Пепперштейн, сюрреалити-шоу» (2021, режиссер Евгений Митта). Источник: beatfilmfestival.ru Интервью Павел Пепперштейн: «Читая Кафку, я ржал как сумасшедший» Художник и писатель — о любимых книгах, страшных рассказах и пионерском детстве Джон Бёрджер в Париже в 1999 году. Источник: Eamonn McCabe/The Guardian Писатели Почему классическая живопись — это сексизм и торжество капитализма. Джон Бёрджер и его расследования Неожиданные открытия про вранье искусствоведов и голых женщин на картинах
Мы используем куки, чтобы вам было удобнее пользоваться Bookmate Journal. Узнать больше или