18+
Страна запомнила голос Черданцева, после того как он феерично прокомментировал четвертьфинал Евро-2008 Россия — Нидерланды. Сейчас Георгий — лицо канала «Матч ТВ»
Страна запомнила голос Черданцева, после того как он феерично прокомментировал четвертьфинал Евро-2008 Россия — Нидерланды. Сейчас Георгий — лицо канала «Матч ТВ»
Bookmate Journal |

Георгий Черданцев: «„Щегол“ — неделя впустую потраченного времени»

Самый громкий комментатор России — о том, как он живет, пока мировой спорт на паузе

Букмейт запускает кампанию #сидичитай! Чтобы не сойти с ума в самоизоляции, известные писатели, актеры, художники, врачи и многие другие будут рассказывать о своих любимых книгах нашим читателям. Первый герой — комментатор и телеведущий Георгий Черданцев. Его любимые книги уже можно найти на главной странице Букмейта: в подборке есть «История западной философии», «Улисс» и юмористические шедевры Гашека и Зощенко. Помимо этого Георгий ответил на вопросы Bookmate Journal о том, как карантин изменил его привычную жизнь, с каким писателем он поболтал бы о женщинах и почему он относится к современной литературе с предубеждением.

— Что вы делаете на карантине? Какой у вас распорядок дня?

— Лично меня никто на карантин не отправлял, но, так как у сына каникулы, которые потом продлятся неизвестно сколько, можно сказать, что семья находится на даче в режиме добровольной самоизоляции: мы общаемся с другими людьми только по телефону, как и сын со своими сверстниками. В гости не ездим, гостей не принимаем. В моем распорядке поменялось ровно то, что зависит от эфиров, которых стало значительно меньше, и от внешкольной жизни сына, которая сейчас проходит в пределах дачи. Соответственно, и я гораздо больше времени провожу в этих же пределах.

— Чего вам больше всего не хватает на карантине, по чему скучаете?

— Бассейн, спортзал. Не могу сказать, что помешан на фитнесе, но, поскольку бассейн в Москве рядом с домом, хожу в него довольно регулярно, так что этого не хватает. А самое главное, конечно, это отсутствие свободы: я привык жить в таком режиме, что если мне завтра нужно сесть в самолет и куда-то полететь — по делам или просто так, — я сажусь и лечу, а вот такое вынужденное ограничение свободы, конечно, удручает. С ужасом вспоминаю те времена, когда поездки за границу были недоступны и казались чем-то совсем неосуществимым.

— Есть ли у вас цель, которой вы хотите достичь, пока весь мир на паузе?

— Сейчас у меня, к сожалению, нет работы, ради которой хотелось бы уехать на край света, чтобы никто не мешал, как это было, когда я занимался своей книгой «Истории чемпионатов мира». Так что с нетерпением жду, когда спортивный мир вернется к нормальной жизни, и я вместе с ним.

Георгий Черданцев со своей книгой. Фото: Матч ТВ
Георгий Черданцев со своей книгой. Фото: Матч ТВ

— Как пандемия повлияет на индустрию спорта? Что, на ваш взгляд, должно измениться в будущем?

— Не думаю, что глобально что-то изменится. Хотя человечеству выпал хороший шанс задуматься и одуматься: экология в первую очередь требует, чтобы люди пересмотрели свое отношение к процессу потребления всего, в том числе в сфере развлечений, к которой относится спорт.

Но большинством людей движет желание заработать, поэтому, думаю, через два-три месяца после окончания пандемии про нее забудут, как и о дельфинах в Венеции, хотя этот город, по-хорошему, нужно было бы закрыть и делать доступ в него по квотам, как к фреске да Винчи «Тайная вечеря».

Но кто же откажется от желания зарабатывать на туристах больше и больше? То же самое в большом спорте.

— Как в этой ситуации не поддаваться панике?

— Как советовал профессор Преображенский: не читать газет. Ни советских, ни антисоветских, никаких. А еще оградить себя от того, что гораздо страшнее коронавируса: социальных сетей, YouTube и всей той ахинеи, которую туда без конца сливают все кому не лень.

— Какие книги вы любили читать в детстве?

— Я сейчас объясняю своему сыну, которому 11 лет и который куксится на даче от недостатка живого общения с друзьями, что он счастливый человек: когда я был в его возрасте и жил с дедушкой и бабушкой летом на даче, у меня не было ни гаджетов, ни телевизора, ничего, даже ровесников в дачном поселке не было — зато были книги, по сути, единственное тогда развлечение. Читал все подряд, но все-таки, как ребенку из академической среды (родители — научные сотрудники МГУ, бабушка — профессор МГИМО), мне старались давать классическую литературу, а то, что мне было сложно читать в силу возраста, вслух читала мама: например, «Мастера и Маргариту» мне прочитали лет в 10–11. Как все читающие дети, я обожал книги о приключениях (Жюля Верна, конечно); еще мне очень нравились книжки Джека Лондона про собак — «Майкл, брат Джерри» и особенно «Джерри-островитянин». Ну и «Зов предков», само собой разумеется.

— Какую книгу полюбили с возрастом? Есть ли произведение или автор, к которому вы продолжаете возвращаться?

Лев Толстой. Понятно, что школьная программа не может не включать в себя этого классика, но в 15–16 лет невозможно понять то, что вложено в его произведения. Я в зрелом возрасте перечел, например, «Анну Каренину» и удивился (сильно удивился), что она далеко не только о том, что нам рассказывали в школе и на филологическом факультете МГУ, где я учился.

— Какую книгу вы считаете переоцененной?

— Ну, из последнего — «Щегол» какой-то американской дамы. Я вообще с предубеждением отношусь к современной литературе, и, как правило, это предубеждение оправданно. Тысяча страниц, неделя впустую потраченного времени. Хотя, с другой стороны, подобная графомания не всякому дана: это ведь нелегко складывать предложения, абзацы, страницы, главы, романы так, что за этим, кроме складно составленных, как в игре «Скрабл», слов, нет ничего. Ну вообще ничего! Удивительно просто, что это многим нравится.

Или вот еще модный сейчас швейцарский автор детективов Диккер.

Прочитал как-то в отпуске тысячу страниц в его исполнении и, когда закончил, был не просто разочарован, а пребывал даже в некотором негодовании: как соотечественнику Дюрренматта не стыдно выдавать вот такое за детектив?

Удивительно просто, что и это многим нравится, но я думаю, что подавляющее большинство из них не имеет понятия о том, кто такой Фридрих Дюрренматт, им что-нибудь современное подавай, и в этом главная проблема нынешней литературы постмодернизма, постпостмодернизма и ее читателей.

— Как вы читаете? Есть ли у вас связанные с чтением ритуалы?

— Не могу читать электронные книги, с монитора компьютера. Нужно держать книгу в руках. Я очень придирчив к шрифту, бумаге. Нравится переворачивать страницы, слышать, как они шелестят. Ну и очень важно найти подходящую позу на диване или в кресле для чтения, чтобы обязательно рядом была поверхность, куда можно поставить чашку горячего чая.

— Есть ли писатель, которому вы с детства мечтали позвонить?

— Не могу сказать, что мечтал об этом с детства, но с удовольствием поболтал бы о женщинах с Александром Сергеевичем Пушкиным и о жизни с Сергеем Донатовичем Довлатовым.


Поделиться:

facebook twitter vkontakte