18+
Обложка книги «Невидимые женщины. Почему мы живем в мире, удобном только для мужчин», «Альпина Паблишер», 2020. Дизайн: Sophie Harris
Обложка книги «Невидимые женщины. Почему мы живем в мире, удобном только для мужчин», «Альпина Паблишер», 2020. Дизайн: Sophie Harris
Ольга Брейнингер |

Человек = мужчина. Как изобретатели принимают женщин за отклонение от нормы

О книге «Невидимые женщины», которая вас удивит

Фортепианные клавиши по размеру больше подходят для мужских рук, на автомобильных краш-тестах используются мужские манекены и даже программы распознавания голоса лучше понимают мужской голос. Писательница Ольга Брейнингер прочитала книгу британской журналистки Кэролайн Перес «Невидимые женщины» и по-новому взглянула на один день обычной женщины.

Список наград, перечисленных на обложке «Невидимых женщин» Кэролайн Криадо Перес, выглядит неожиданным: он заставляет читателя вообразить совсем другую книгу. Выбор года по мнению McKinsey и Financial Times? Представляешь себе научпоп о больших данных, новый подход к корпоративному менеджменту или на крайний случай книгу о глобальном нетворкинге. Но Перес написала объективное, пронизанное ссылками на научные статьи и родственное им по холодному, выдержанно-нейтральному тону исследование об историческом дефиците гендерных данных, из-за которого мы знаем о женщинах ничтожно мало. Что снова как будто неожиданно, ведь от известной британской журналистки и политической активистки, продвигающей идеи феминизма, вроде как не ждешь отстраненно-научного, почти стерильного стиля.

Кто такая Кэролайн Перес

Впервые Кэролайн Перес заявила о себе в 2012 году. В октябре того года радио BBC 4 выпустило передачи, посвященные раку груди и подростковой беременности, но не пригласило ни одну женщину-эксперта прокомментировать эти проблемы. Перес создала веб-сайт The Women’s Room («Женская комната»), чтобы доказать, как важно представлять женщин в медиа.

В последующие годы именно она обратила внимание британцев на то, что на денежных купюрах страны нет ни одной женщины, кроме королевы, а все 11 памятников во дворе Вестминстерского дворца посвящены мужчинам. В результате ее публичных кампаний на десятифунтовой банкноте появилась Джейн Остен, а на площади Парламента в Вестминстере — статуя суфражистки Миллисент Фосетт.

Журналистка, политическая активистка и феминистка Кэролайн Криадо Перес. Фото: Suki Dhanda
Журналистка, политическая активистка и феминистка Кэролайн Криадо Перес. Фото: Suki Dhanda

Активистская деятельность Перес принесла ей множество почестей и наград, но также стоила сил, душевного равновесия и элементарной безопасности. Ее преследовали, подвергали буллингу в социальных сетях и многократно угрожали: по словам журналистки, после решения Банка Англии заменить изображение Черчилля на Джейн Остен она получала до 50 личных сообщений с угрозами в час.

И тем не менее книга «Невидимые женщины. Почему мы живем в мире, удобном только для мужчин» написана подчеркнуто нейтрально и полностью лишена апелляций к феминистской полемике или теории. Взамен — цифры, данные, статистика. Ни одного тезиса Перес не оставляет без серьезного подтверждения, а в приложении почти 70 страниц со ссылками на научные и журналистские источники.

Наверное, именно так должна быть написана книга о гендерном неравенстве: максимально взвешенно, со ставкой не на эмоциональную риторику, но на профильные исследования и научную базу. Уйди Перес от нейтральной выверенности тона, и ее книга вполне могла бы стать агиткой или хоррор-стори в зависимости от того, как подойти к материалу. Ведь отобрав лишь несколько примеров, которые автор приводит в качестве иллюстраций дефицита данных, можно составить довольно пугающую историю.

Один день обычной женщины

Утро. Проснувшись, среднестатистическая женщина готовит завтрак для всей семьи. Другими словами, по давно сложившейся традиции принимается за череду ежедневных дел, которые считаются типично женскими домашними обязанностями: приготовление еды, уборка, стирка и так далее. Сама женщина вряд ли назовет эти дела неоплачиваемым трудом, хотя они вносят в мировой ВВП 10 триллионов долларов, если верить оценкам McKinsey.

После завтрака мать семейства, скорее всего, отвозит детей в школу и отправляется дальше — выполнять тысячу мелких дел. При этом она совершенно не подозревает, насколько рискует своим здоровьем или даже жизнью, садясь за руль. Перес сообщает: при автомобильных катастрофах женщины получают травмы на 47% чаще, чем мужчины, а статистика летальных исходов для женщин выше на 17%. Происходит это потому, что стандарты безопасности разработаны на основе данных о мужчинах и во время краш-тестов используется стандартный манекен мужчины ростом 177 сантиметров и весом 76 килограммов. Для моделирования ситуации с водителем-женщиной тот же самый манекен всего лишь пропорционально уменьшается — без учета особенностей женской физиологии или того, что женщины, например, сидят ближе к лобовому стеклу.

Один из самых распространенных примеров «мужского перекоса» в повседневной жизни. Женщины, как правило, проводят в туалете больше времени, чем мужчина, из-за чего в женский общественный туалет часто выстраиваются очереди. Соответственно, этих туалетов в зданиях должно быть больше, чем мужских. Проектируют же здания, как правило, мужчины, которые об этом вопросе чаще всего не задумываются. Фото: инстаграм Криадо Перес
Один из самых распространенных примеров «мужского перекоса» в повседневной жизни. Женщины, как правило, проводят в туалете больше времени, чем мужчина, из-за чего в женский общественный туалет часто выстраиваются очереди. Соответственно, этих туалетов в зданиях должно быть больше, чем мужских. Проектируют же здания, как правило, мужчины, которые об этом вопросе чаще всего не задумываются. Фото: инстаграм Криадо Перес

Женщин, у которых нет своей машины, при передвижениях по городу ждет другой набор рисков и сложностей. В отличие от мужского маршрута «дом — работа — дом» женщинам свойственны сложные, дробные передвижения. Пешком или на общественном транспорте, как правило, эти перемещения малокомфортны. Разработка городской инфраструктуры, напоминает Перес, еще одна область, для которой характерен сильный «мужской перекос» и нехватка данных о женском образе жизни.

Статистические исследования транспорта чаще всего намеренно исключают короткие пешие прогулки и любые немоторизированные передвижения. В результате женские маршруты в городе — это кошмарные прогулки по разбитым тротуарам с пакетами продуктов в одной руке и детской коляской в другой. Или поездки с пересадками, что в некоторых городах означает покупку двух отдельных билетов в отсутствие единого пересадочного тарифа. И, наконец, постоянный страх за свою безопасность в ожидании метро или автобуса (свойственный 60 и 42% женщин против 25 и 20% мужчин).

UberPool (сервис, который помогает делить машину людям, ездящим в одну сторону) мог бы частично решить проблему. Ведь если поездки по центру города на такси или общественном транспорте занимают приблизительно одинаковое время (скажем, около шести минут для Чикаго), то типично женские маршруты требуют поездок по разным районам. И здесь экономия времени существенна: в Чикаго это 28 против 47 минут. Вот только большинство женщин не может платить за такси или каршеринг в три раза больше, чем за билет на автобус.

День. Раннее утро подошло к концу, дети отправлены в школу, мелкие дела выполнены — и это была, пожалуй, самая легкая часть дня. Если у женщины есть работа (что вкупе с домашними обязанностями автоматически означает двойную трудовую нагрузку), то ее профессиональная жизнь почти наверняка складывается менее гладко, чем мужская карьера. С одной стороны, есть набор классических, всем известных сложностей женщин в профессии: «стеклянный потолок», разница в компенсации, составляющая до 25%, и нежелание работодателей идти навстречу женщинам в отношении декретных отпусков, гибкого расписания и пропусков работы по болезни ребенка. С другой стороны, распространено мнение, что как минимум в одном профессиональном секторе все-таки существует абсолютная меритократия — в сфере высоких технологий.

Вера в то, что Силиконовая долина — место, где о человеке судят исключительно по знаниям, — один из главных, наиважнейших мифов современной Америки. И этот миф Перес также разрушает, продолжая оперировать сухими фактами и статистикой. Судя по исследованиям Центра поддержки талантов и инноваций (Center for Talent Innovation), «условия работы», «безобразное поведение руководства» и «отсутствие карьерных перспектив» приводят к тому, что в течение десяти лет после начала работы более 40% женщин выбирают увольнение.

Вдобавок к этому данные оценки эффективности персонала в секторе высоких технологий указывают на двойные стандарты в индустрии. То, что допустимо для мужчин, часто подвергается критике в случае женщин: например, при попытках проявить лидерские качества только женщинам советуют вести себя скромнее, говорить тише и, что интересно, вести себя менее агрессивно. Мужчинам же, наоборот, иногда советуют вырабатывать более агрессивную манеру поведения.

И даже физическое пребывание на работе для женщин менее комфортно, чем для мужчин. Например, норма температуры в офисе рассчитана исходя из потребностей 40-летнего мужчины, весящего 70 килограммов. Ничего удивительного в том, что под потоком холодного воздуха от кондиционера женщина весом на 10–15 килограммов меньше, почувствует недомогание и решит выпить таблетку — скажем, самый обычный парацетамол. Но и тут надо быть осторожнее! Даже самые распространенные лекарства, предупреждает Перес, могут оказать на женщину нежелательное воздействие и вызвать побочные эффекты.

Причина все та же: в большинстве медицинских разработок объектом исследования выступает некий «референтный индивид» — условный среднестатистический больной, который представляет всех потенциальных носителей определенной болезни. Стандартным «референтным индивидом» в медицинских исследованиях, как правило, бывают белые мужчины в возрасте от 25 до 30 лет и весом 70 килограммов. При этом разница в работе иммунной и гормональной систем мужчин и женщин не учитывается, несмотря на то что организм мужчины и женщины может реагировать на медицинские препараты совершенно иначе.

Впервые за всю историю, благодаря усилиям Перес на английской банкноте появилась женщина (если не считать изображение королевы). Ей стала писательница Джейн Остен
Впервые за всю историю, благодаря усилиям Перес на английской банкноте появилась женщина (если не считать изображение королевы). Ей стала писательница Джейн Остен

Это и есть дефицит гендерных данных — и в медицинских исследованиях он приводит к шокирующим последствиям. К примеру, популярный препарат «Валиум», который ежегодно назначают 3 миллионам женщин, ни разу не проходил через рандомизированные клинические испытания, в которых бы принимали участие женщины. А ведь «Валиум», как и некоторые антидепрессанты и антипсихотические средства, а также антибиотики, сердечные и антигистаминные средства, может воздействовать на них по-разному в разных фазах гормонального цикла: в одни периоды прописанная врачом доза лекарства будет слишком высокой, а в другие — слишком низкой. Пренебрежение этой информацией может оказаться фатальным.

Вечер. Предположим, наша героиня — одна из тех женщин, которые между домом, семьей и работой успевают находить время еще и для спорта. Дважды в неделю по вечерам она посещает спортивный зал — скорее всего, из тех, что можно найти по дороге между работой и домом. И, начиная тренировку, конечно, сразу становится на беговую дорожку или идет в группу по аэробике. Возможно, она предпочла бы им тренажерный зал, но, как нам всем известно, силовые упражнения опасны при повышенном кровяном давлении: они повышают ригидность артерий.

Еще один миф? Исследования 2008 года показали, что силовые упражнения действительно нежелательны для взрослых мужчин с повышенным давлением. Что касается женщин, то ситуация противоположная: оказывается, у женщин силовые упражнения, наоборот, понижают давление и никак не влияют на ригидность артерий. А поскольку с годами давление у женщин становится выше, чем у мужчин, силовые тренировки для них исключительно полезны. Так что да, миф — или еще одна общепризнанная рекомендация, которая не учитывает особенности именно женского организма.

Вернувшись домой после работы, женщина чаще всего приступает ко второй смене того самого неоплачиваемого труда, ее естественным, само собой подразумевающимся обязанностям. Уборка, стирка, глажка — не только источник дополнительной усталости в конце дня, но и (в очередной раз) небезопасные занятия. Оказывается, воздействие бытовой химии на организм человека, как ни странно, почти не изучено. А комбинация нескольких химических веществ, содержащихся, например, в моющих или чистящих средствах, может быть в несколько раз более токсичной, чем ожидается. Большинство исследований, посвященных этому вопросу, рассматривают влияние химикатов, попадающих в организм через кожу. Но эти исследования не учитывают, что у женщин кожа от природы более тонкая и, следовательно, вредным веществам легче попасть в организм.

«Я с удивлением понял, что…»

Исследователи, привыкшие считать дефолтным образцом мужчину, а женщину — своеобразным отклонением от нормы, не учитывают сотни и тысячи разных подробностей, связанных с тем, каково это — быть женщиной. Кэролайн Криадо Перес подсчитала и систематизировала многие их таких подробностей и написала книгу, которая без дополнительных заявлений, лозунгов и объяснений говорит сама за себя. Парадоксальным образом отход от феминистской риторики в «Невидимых женщинах» как нельзя более оправдан. Избегая ярлыка «книга о феминизме», который до сих пор многим может казаться спорным, Перес достигает впечатляющего эффекта: ее книга действительно заставляет читателей пересматривать устоявшиеся мнения. Пролистав отзывы (многие из которых были написаны мужчинами) на популярных книжных сайтах, мы увидим не одну фразу о том, как читатель «начинал с огромным скептицизмом», но потом «с удивлением понял, что…».

«Невидимые женщины» дают много возможностей «с удивлением понять, что…» — и эту фразу я намеренно не завершаю. Из сотен и тысяч примеров и деталей, собранных Перес, я составила лишь одну историю. В книге же их остается столько, что свой повод для удивления найдет каждый.

Поделиться: