Букмейт
Книги

Что читает команда Букмейта

Любимые книги наших дизайнеров, редакторов и аккаунт-менеджеров

Мы добываем, верстаем, продаем книги — и, конечно, постоянно читаем и слушаем их сами. Вот что рекомендуют наши коллеги, которые помогают делать Букмейт еще удобнее и красивее.

Инна Анищенкова, аккаунт-менеджер Bookmate Originals

Сперва я думала, что эта книга — возможность подглядеть, как устроена внутренняя кухня горячо любимого бара на Садовой-Каретной (Автор книги Иван Шишкин — шеф-повар и совладелец московского ресторана «Delicatessen». — Прим. ред.). Оказалось, что кроме поварских баек и коронных рецептов здесь уйма любопытных рассказов — например, про благородство уксуса, сезонное лукавство и миф о бездрожжевом хлебе.

Нельзя не упомянуть остроумные рисунки Евгения Самолетова, говорящие сами за себя и снискавшие отдельную славу.

«Любой хороший повар покрыт татуировками трех цветов. Это синяя сетка вен на ногах. Это белые шрамы на пальцах от порезов. Это красные пятна на руках от ожогов. Французский флаг, символ современной кулинарии».

Карина Бычкова, редактор направления «Аудио»

Недавно я была на презентации литературного журнала, и одна из его основательниц упомянула, что им редко присылают на рассмотрение эссе, написанные женщинами о своей жизни. Безумно популярный и востребованный на Западе, в России этот жанр еще не очень распространен. Но, к счастью, уже вышла «Маленькая книга историй о женской сексуальности», читая которую вы наверняка будете приговаривать «узнала» и «согласна». Девчонки, давайте все писать эссе и не бояться рассказывать о том, что для нас важно.

«Я спросила, как же он определяет, есть ли у девушки к нему чувства. Он приводил в пример Тарковского: мол, если в разговоре с девушкой упомянуть, что любишь Тарковского, то она посмотрит перед следующей встречей все его семь фильмов. Это значит — есть чувства».

Игорь Кириенков, редактор Bookmate Journal

Поразительная с точки зрения соотношения «объем» и «интеллектуальная интенсивность» книга; не конспект ЖЗЛ, а именно что критическая — с погружением в тексты и контексты — биография автора великих романов, народных рассказов и религиозных трудов. Толстой Зорина — очень русский аристократ-эксцентрик, который бредил смертью, сексом и самосовершенствованием; невероятно цельный, как обнаруживается, человек, чьи радикальные идеи странным образом оказались востребованы сегодня. Шедевр — причем не только как историко-литературоведческое исследование, но и как коллаж цитат.

«Чехов любил рассказывать, что Толстой как-то сказал ему: „Вы знаете, я терпеть не могу Шекспира, но ваши пьесы еще хуже“. Испугавшись, что обидел собеседника, Толстой взял его за руку, заглянул в глаза и сказал: „Вы хороший, Антон Павлович“. И улыбнувшись прибавил: „А пьесы ваши все-таки плохие“».

Роман Кирьянов, дизайнер продукта

Греческий экономист рассказывает о том, как экономика была изобретена для борьбы с неравенством и как она не справляется с этой задачей сейчас.

«Со времен промышленной революции, когда машины стали широко использоваться в производстве, мы поставлены перед выбором: либо мы приспосабливаемся к машине, следуем всем ее прихотям, превращаясь в приложение к машинам с ее цифрами и требованиями, либо… нас просто никто не возьмет на работу».

Яна Ляхова, специалист службы поддержки

Книга для тех, кто не знает, куда утекают все деньги. В ней рассказано о необходимости составления бюджета и контроля расходов. Дана подробная информация о том, зачем нужно откладывать деньги, сколько нужно отложить и что делать с деньгами, когда нужная сумма будет собрана. Много практических примеров и личных историй.

«Ошибка: ждать лучшего момента, чтобы начать откладывать часть доходов.

Урок: самый подходящий момент — сегодня. Как бы ни рос доход, расходы тут же подтянутся. Не мечтайте, что с новой большой зарплаты откладывать будет легче».

Михаил Ситалов, проджект-менеджер

Странно, что еще никто не упомянул эту книгу! Это просто радость от того, какая Степанова замечательная, как она видит, чувствует и пишет.

«Массовая любовь к нон-фикшн чем-то похожа на младенческую привязанность к медведю или одеяльцу — переходному объекту, без которого у ребенка не сформируется представление о внешней реальности».

Поделиться:

facebook twitter vkontakte