Умберто Эко, Париж, 1996. Фото: Jacques Lange
Умберто Эко, Париж, 1996. Фото: Jacques Lange
Игорь Кириенков |

10 главных книг Умберто Эко

Что читать у великого писателя, ученого и публициста

У многих читателей Умберто Эко ассоциируется с главными писательскими добродетелями — богатым воображением и вниманием к деталям. Его романы по-прежнему издают огромными тиражами, открытия вдохновляют новые поколения филологов, а политические колонки цитируют при каждом удобном — точнее, прискорбном — случае. Мы собрали книги, которые представляют разные ипостаси Эко — популярного прозаика, семиотика-новатора и бесстрашного эссеиста.

Образцовый постмодернистский детектив: два монаха-интеллектуала расследуют убийства в бенедиктинском монастыре в начале XIV века, попутно цитируя всю мировую культуру. Обязательное чтение — книга «Заметки на полях „Имени розы“», в которой Эко объясняет смысл заглавия и рассуждает о метафизике жанра.

«Повсюду искал я покоя и в одном лишь месте обрел его — в углу, с книгою».

Конспирологический триллер, предвосхитивший моду на тамплиеров и непосредственно повлиявший на замысел «Кода да Винчи» Дэна Брауна; книга о том, что все переплетено — по крайней мере, в сознании отдельно взятого параноика, спутавшего игру и реальность. Роман мечтал экранизировать видный эксперт по обсессиям Стэнли Кубрик, но автор ему запретил, о чем впоследствии публично сожалел.

«Наука пока еще настолько мало осведомлена о процессе старения, что я не исключаю, что смерть является просто результатом неправильного воспитания».

Квазиисторический роман о приемном сыне завоевателя Фридриха Барбароссы, который оказался завзятым выдумщиком, способным менять реальность вокруг себя. С выхода «Баудолино» прошло 20 лет, но медиевист Эко по-прежнему неотразим на родной территории; эту книгу можно читать и как изысканный роман о принципиальной двусмысленности бытия, и как энциклопедию о том, чем жила средневековая Европа.

«Нет ничего приятней, чем выдумывать новые миры. Забываешь, до чего непригляден тот, в котором мы все живем. По крайней мере мне в то время так представлялось. Не понимал я, что выдумывание новых миров в конечном счете приводит к изменению нашего».

Важнейшая работа Эко для понимания того, как устроен текст — с точки зрения семиотики и теории информации. А еще манифест нового чтения: не пассивного перелистывания страниц, а творческого соучастия в произведении.

«Читатель знает, что каждая фраза текста, каждый образ открыт множеству значений, которые он должен выявить; в соответствии со своим расположением духа он подберет ключ к чтению, который покажется ему наиболее назидательным, и воспримет произведение в желанном для него смысле (вновь определенным образом вдыхая в него жизнь и видя его не таким, каким оно могло предстать перед ним в предыдущем чтении)».

Не столько путеводитель по творчеству, сколько очерк идей великого ирландского писателя, вокруг книг которого — в первую очередь «Улисса» — выросла целая библиотека. Эко, может, не приручает Джойса (он и в XXI веке кажется довольно радикальным автором), но делает его доступнее — и одновременно глубже.

«Благодаря этой плотной ткани искусных приемов автор „Улисса“ добивается именно того, чего теми же средствами хотел бы добиться средневековый поэт: получается рассказ, сотканный из символов и зашифрованных аллюзий, подмигиваний одного ученого интеллекта другому ученому интеллекту, ибо под всяким покровом непривычных стихов находится некая иная реальность, и каждое слово, каждая фигура, указывая на какую-то одну вещь, указывает в то же время и на некую другую».

Пожалуй, самый содержательный труд Эко о повествовании, авторе и его адресате, в котором наравне с классическими текстами разбираются комиксы о Супермене и романы о Джеймсе Бонде. Книга снабжена глоссарием, а значит, вы всегда можете справиться, что такое актант, квантор, семема и другие понятия логики и лингвистики.

«Читатель как активное начало интерпретации — это часть самого процесса порождения текста».

Обстоятельное и вполне академичное — в тексте можно встретить слова «сигнификат», «интерпретант» и «гипотипосис» — рассуждение Эко о задачах и техниках перевода. Особенный интерес представляют примеры: Эко не срезает углы и берется за самые сложные случаи — «Упражнения в стиле» французского авангардиста Раймона Кено и «Finnegans Wake» Джойса.

«Переводить — значит порою восставать против собственного языка, когда он привносит такие смысловые эффекты, которые не подразумевались в исходном языке. Если переводчик введет такую игру слов, он предаст намерения текста-источника».

Строгие суждения самого известного публичного интеллектуала Италии. Гюго, WikiLeaks или аборты — о чем бы ни рассуждал Эко, он всегда умудряется вызывать сильную эмоциональную реакцию, прежде всего ценя независимость, в том числе от давления своей среды.

«Похоже, что обойтись без врагов невозможно. Фигура врага неизбежна в цивилизационном процессе. Враг нужен даже мягкому и миролюбивому человеку. Просто тот подставляет на место врага-человека природную стихию, или общественную силу, или явление, которые тем или иным образом ему угрожают и должны быть побеждены, будь то капиталистическая эксплуатация, загрязнение окружающей среды или голод в странах Третьего мира. Но сколь бы оправданными ни были поводы, даже гнев из-за несправедливости, как замечает Брехт, искажает лицо».

Написанные в разное время и по разным поводам тексты, объединенные темой нравственности и ее преломлениями в религии, медиа и повседневной жизни. Публицистика — самый скоропортящийся жанр, но эссе Эко на удивление неплохо состарились — в смысле читаются так же свежо и остро.

«Первейший долг интеллигенции — критиковать собственных попутчиков („мыслить“ означает беспрестанно каркать и накаркивать). Бывает, что интеллигент в обществе выбирает молчание из-за боязни предать тех, с кем себя идентифицирует».

Последняя прогулка в литературных лесах — через Борхеса, Данте и Уайльда — в обществе невероятно эрудированного компаньона. После этой книги вам наверняка захочется разобраться в повести малоизвестного у нас Жерара де Нерваля «Сильвия», вернуться к «Поэтике» Аристотеля и — одолев эссе «Как я пишу» — перечитать всего Эко.

«Чтение литературных произведений требует внимательного и уважительного отношения к авторскому замыслу: нельзя чрезмерно увлекаться вольной интерпретацией текста. Существует опасная ересь, типичная для литературоведа нашего времени, согласно которой в литературном произведении можно усмотреть все что угодно, читая его так, как нам заблагорассудится».

Поделиться:

facebook twitter vkontakte