18+
Александр Солженицын. Фото: Владимир Зинин / ТАСС
Александр Солженицын. Фото: Владимир Зинин / ТАСС
Кристина Ятковская |

Архипелаг Солженицына

Роковые книги, тайная переписка с Шаламовым и мечты об актерской карьере

В день 101-летия Александра Солженицына Bookmate Journal вспоминает книги писателя, получившего Нобелевскую премию «за нравственную силу, с которой следовал непреложным традициям русской литературы».

«Архипелаг ГУЛАГ»

Главное художественное свершение Солженицына; колоссальная подготовительная работа, стоившая помощнице писателя Елизавете Воронянской жизни (после долгих допросов КГБ она покончила с собой). «Архипелаг» — самое полное описание советской системы наказаний, фабрики унижения и смерти, заработавшей, согласно концепции автора, сразу после прихода большевиков к власти. За хранение этой книги можно было угодить за решетку; из-за нее же в 1974 году Солженицына лишили советского гражданства и выслали из страны — он вернется в Россию только через 20 лет.

«Один день Ивана Денисовича»

Книга вряд ли увидела бы свет, если бы не Твардовский — который на тот момент был главредом «Нового мира» — и не хрущевская кампания по развенчанию культа личности. Рассказ (повестью «Один день…» назвали в редакции — чтобы звучало солиднее) активно печатали; Солженицына даже приняли в Союз писателей. Правда, после отставки Хрущева произошла типичная для того времени история: издание начали изымать из библиотек и не выпускали вплоть до 1990-х.

«Двести лет вместе»

Книга «Двести лет вместе» — попытка честно осветить русско-еврейские отношения в Российской империи и СССР: без упреков и наездов. Солженицын называет эту тему «каленым клином» и признается, что откладывал книгу до последнего, но не мог ее не написать. После публикации на писателя напали с обеих сторон: его записали и в антисемиты, и в юдофилы. Повествование начинается с 1772 года, первого раздела Польши, когда в состав России вернулась Белоруссия с сотней тысяч еврейского населения.

«Пьесы и сценарии»

Солженицын-школьник любил театр больше, чем литературу: он регулярно бывал на ростовских драматических постановках, в старших классах участвовал в чтениях и планировал учиться на актера. Писатель отказался от этой мечты из-за болезни горла, но всегда с любовью вспоминал ростовский театр и именно для него придумал свои главные пьесы: про службу в батарее звуковой разведки, контрразведку СМЕРШ и лагерь на Калужской заставе. В этот сборник также вошли киносценарии: автор не предполагал увидеть фильмы по ним и писал так, чтобы «читатели могли стать зрителями и без экрана».

«Переписка с А. И. Солженицыным»

Александр Солженицын запретил публиковать свою переписку с Шаламовым, но из писем автора «Колымских рассказов» видно, что отношения между писателями были неоднозначными. У Шаламова было больше лагерного опыта, и он замечал, что Иван Денисович ест суп ложкой — «лишним инструментом», а около санчасти Шухова бродит «невероятный для настоящего лагеря» кот. Солженицын же признавал авторитет Шаламова и даже предлагал ему стать соавтором «Архипелага», но объявил «брата по перу» мертвым писателем, когда тот отрекся от «Колымских рассказов».

Поделиться:

facebook twitter vkontakte