18+
Иллюстрация к сборнику Бориса Акунина «Сказки народов мира». Иллюстратор: Ася Лисина, специально для Букмейта
Иллюстрация к сборнику Бориса Акунина «Сказки народов мира». Иллюстратор: Ася Лисина, специально для Букмейта
Георгий Слугин |

Борис Акунин: «Сказка разрывает рамки реальности, выходит из нормального в волшебное»

«Сказки народов мира» Акунина. Только на Букмейте

У нас большая премьера! Борис Акунин написал девять потрясающих сказок: про рыцаря, фей, ледяного дракона и другие невероятные истории для детей и взрослых. Все это можно прочитать только на Букмейте (спойлер: их еще можно будет послушать у нас в исполнении самых классных актеров).

Мы не упустили случая и спросили у Бориса Акунина, чем сказки отличаются от детективов и почему Колобок не заслужил такой судьбы.

— Ваши сказки — для детей или для взрослых? Есть ли какой-то особенно подходящий для сказок возраст?

— Мне хотелось написать сказки, которые годятся и для детей, и для взрослых. В этом жанре дело не в возрасте, а в степени сложности. Нужно было найти баланс между предсказуемостью, которую любят дети, и непредсказуемостью, которую любят взрослые.

— В интервью Bookmate Journal вы говорили, что впали в детство во время написания сказок. В чем это проявлялось?

— В том, как я это писал. Я ведь всегда действую по архитектурному плану: заранее знаю, чем все в моей книжке закончится и через какие реперные точки пройдет. А тут происходило нечто совершенно безответственное, невзрослое. Начиная сказку, я не знал, куда она дальше повернет и какой будет финал. Несколько раз развитие сюжета меня самого удивило.

— Еще вы упоминали, что во время работы побывали «то немецким сказочником, то китайским, то испанским». Чем отличаются сказки этих народов и культур?

— Кодами. Флером. Реалиями. Настроением. В электронной версии книги я прибавил к сказкам собственного сочинения довольно большой корпус настоящих национальных сказок, показавшихся мне интересными. Например, в ангольской сказке плохую девочку в конце слопал крокодил, и это должно вызывать у детей чувство глубокого удовлетворения. Интересно.

— Какие сказки вы больше всего любили в детстве?

— Монгольские. У меня была книжка со всякими багатурами и нойонами. В этих сказках было что-то интригующе свирепое.

— Кто ваш любимый сказочный герой?

Емеля, конечно. Моя, да и вообще русская национальная мечта: лежишь себе на печи, а все проблемы решаются сами собой.

— Написать сказку легче, чем детектив?

— Не то слово. Там — сложная инженерия, а здесь плети что хочешь. Какой со сказки спрос?

— Какая сказка — самая детективная?

— Детектив и сказка — жанры разные и даже в определенном смысле противоположные. Детектив восстанавливает нарушенный миропорядок, наказывая того, кто на него покусился. Сказка же, наоборот, разрывает рамки реальности, выходит из нормального в волшебное. Поэтому детективных сказок в моем сборнике нет.

— Почему вообще вам захотелось писать сказки? Это давно назревало или был спонтанный порыв?

— У меня время от времени бывают периоды, которые я назначаю отпуском. Это значит, что я отдыхаю от своих обычных литературных занятий. Но поскольку ничего другого я делать не умею, голова все равно работает в эту сторону. Просто в нее лезут всякие неформатные вещи. Тут вдруг повело на сказки. Две недели провел, развлекаясь.

— Каких сказок не хватает нынешним детям? А взрослым?

— Детям сегодня, по-моему, нужны истории про современную жизнь, в которую вплетается волшебство. Джоан Роулинг отлично это уловила и исполнила. Взрослым — про то, что все хорошо закончится, если достойно себя вести. Может, оно и неправда, но так жить приятней.

— Чему учат сказки? Зачем они вообще нужны?

— В детстве сказки учат примерно всему: благородству, смелости, отзывчивости, вере в чудо, предприимчивости. Поэтому так важно подбирать правильные.

— Какую сказку вы бы переписали?

— Про Колобка. Герой с такой активной жизненной позицией, с таким зарядом позитива не должен приходить к столь трагическому финалу.

— Как вы считаете, какая из сказок могла бы лечь в основу современного сериала?

— По русской сказке из моего сборника вполне получился бы мини-сериал. Страшный.

— Как вы относитесь к мультфильмам? Представляли ли вы свои сказки в таком формате?

— Да, конечно. Каждую из них я отчетливо вижу — сделанную в манере национальной графики: Билибин, Хокусай, арабская миниатюра, Дюрер и так далее.

— Сказки прошлых столетий сложно назвать детскими — часто они были слишком страшными и брутальными. Почему так?

— Они имели педагогическое значение. Детей надо было напугать, чтоб не совершали опасных поступков. Ведь что такое «Красная Шапочка» в оригинале? Предупреждение девочкам не доверять чужим дядям, особенно сладкоречивым.

— Какие сказки вы бы запретили?

— Я запретил бы запрещать книги. Любые.

Сказки Бориса Акунина

картинка банера пропала, извините
Послушайте! Или — если хотите — читайте. Без ограничений. 6 месяцев за 2020₽
Подписаться

Поделиться: